Форум о магии и непознанном – твой шаг в Зазеркалье!
19 Январь 2018, 13:29:16 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти

Твой шаг в Зазеркалье!

всё самое интересное и необычное на Форуме магии и непознанного

добавить на Яндекс
Новости: Форум о магии и непознанном
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2] 3   Вниз
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Тевтонская магия.  (Прочитано 29043 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #15: 05 Сентябрь 2012, 19:36:48 »

Ансуз



Гальдра-звук : AAAAAAAAAA (как в слове «call», «вызов»;долгий порыв ветра)

Буква : А

Бог\рот - повелитель
речи любой,
пристанище мудрости,
утешение мудрым.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Ас — древний Гаут,
И Асгарда конунг,
И Валгаллы вождь.


(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)





149.Четвертое знаю,-
коль свяжут мне члены
оковами крепкими,
так я спою,
что мигом спадут
узы с запястий
и с ног кандалы.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Ансуз - руна, в которой впервые проявляются полномочия Одина и скрывается его суть. Имя этой руны означает «бог» ; в англо-саксонской ее форме - «рот» , что указывает нам на один из важнейших аспектов Одина – покровителя скальдов и хранителя Одрёрира , чудесного Меда Поэзии. Ансуз - это руна открытия во всех отношениях, как это описано в «Речах Высокого» (см. выше). Это руна открывает наше подсознание, чтобы мы могли получать и передавать художественное образы, наделяет нас вдохновением ; она открывает все каналы связи, - как в бытовой, так и в сакральной сферах, отпирает засовы и разрушает барьеры на пути магических энергий. Этот знак воплощает в себе мягкость и хитрость воздушной стихии, в отличие от неукротимого напора Турисаза; Ансуз – это остроумие Одина, как антипод грубой силы Тора.

Будучи руной воздуха – элемента, равно сочетающего женские и мужские качества, Ансуз характеризует Одина как персонификацию безграничной силы, которая постоянно изменяется, в соответствии с условиями окружающего мира, по мере необходимости меняет обличья, а также намекает на гермафродитную природу Всеотца. Помимо этого, Ансуз отсылает нас к его бесконечным и опасным странствиям в поисках новых знаний, и к его роли наставника, обучающего способных к пониманию его таинств, и несущего в мир новую мудрость

Ансуз – важнейшая руна для магии гальдра; ведь волшебными заклинаниями и самой силой слова, Один вдохнул жизнь в Аска ( «ясень» ) и Эмблу ( «иву» ), первых людей. Это дыхание, онд (ond), является фактически духом, аналогичным каббалистическому понятию «руах» , который обозначает как "душа" , так и "дух" . Будучи Повелителем ветров, Один является воплощением этой концепции «духа» и всех магических сил, с ним связанных, - на это нам указывает одно из его имен Гальдрфадхир (Galdrfadhir), "отец магических песен" . Высочайшего мастерства в практиках, связанных с магическим дыханием, требовали волшебные песни, в которых сливались воедино поэтический экстаз и управление потоками Силы. Пребывая в трансе, поэт достигал пределов, выйдя за которые он получал новые знания о Вселенной мире (коллективное бессознательное, также отраженное в природе Колодца Мимира), рассказ о которых находил отклик глубоко в умах его слушателей. Это – дар Одина людям, переданный через руну Ансуз, подаренный скальдам мед Одрёрир, одна из трех основ могущества Владыки асов.

Указывая на Одина, как на воплощение мысли и вдохновения, Ансуз в той же мере демонстрирует нам и теневой аспект его бытия – ведь Один - это еще и Владыка Павших , предводитель Дикой Охоты . По мере развития представлений о загробной участи души, древние германцы часто воображали, что порывы осеннего ветра таят угрозу, а долгие зимние ночи становятся временем, когда наш мир наполняют беспокойные призраки, чью кавалькаду направляет Один, ярость ( wodh ) которого, давшая само имя этого богу, подобна беснующемуся ветру. Большинство исследователей полагает, что это древнейший лик Одина: предводитель сонма несущихся призраков и персонификация силы безумия, которая нисходит на его последователей и как поэтический дар, и как ярость берсерка. Руна Ансуз по праву является руной Одина, как Владыки Жизни и Смерти, объединяющего в себе гнев, мудрость и силу слова; божественный союз величия и безумия.

Ансуз применяют, чтобы обрести вдохновение и получить силу Владыки асов.

Воздействуя на самые глубокие уровни сознания, эта руна наделяет наши слова магнетической, и даже гипнотической силой, - которая может быть использована как во вред, так и на благо. Самым ярким примером этого может служить ораторское искусство Адольфа Гитлера, словно бы сумевшего загипнотизировать большую часть своих сограждан, и слова которого, казалось, доходили до подсознания его слушателей. (Для заинтересованных, современный исследователь Х.Г. Бейнес (H.G. Baynes), в книге «Немецкая одержимость» подробно рассматривает этот случай архитипического/ мифологического прорыва в сознании).

Эта руна может избавить нас от страха перед самовыражением, помочь преодолеть барьеры нашего тела и разума, вызванные боязнью травм или иными фобиями, и помочь нам в борьбе с любыми ограничениями и привязками.

Посредством медитации на Ансуз и размышлений об Одине, как о Боге Смерти, вы можете прийти к более полному пониманию смерти, и тем самым преодолеть вызываемые ею страхи .

Ансуз применяют во всех формах магии и психических способностях экстрасенсорного восприятия. К этой руне должен обращаться каждый витки перед любым ритуалом в сфере магии гальдра.

Если Вы столь доверчивы или же глупы, для того чтобы впустить в собственное тело какого-либо духа, для этой процедуры можно прибегнуть к помощи Ансуза . В целом, однако, не слишком разумно в принципе заниматься подобными вещами – ведь большинству путешествующих между мирами следует доверять не больше, чем незнакомому человеку, а часто и того меньше.

Хорошим камнем для размещения на нем Ансуза является ляпис-лазурь , которая традиционно рассматривалась как связующее звено между людьми и богами. Название «лазурит» произошло от арабского слова "небеса" - поэтому ни одна руна не будет так близка к образу владыки ветров и неба. Помимо этого, лазурит считается советником в ментальной и спиритуалистической сфере, помогая получать, интерпретировать и передавать другим хранящуюся в подсознании или даруемую богами премудрость.

Ансуз: Медитация

Вы стоите в центре бесплодной равнины. Все кругом совершенно тихо. Стоя в неудобной позе, вы не можете пошевелиться или вздохнуть; даже сердце не бьется. Постепенно вас начинает овевать легкий ветерок. По мере того, как он усиливается, вы слышите вдалеке глухое пение без слов.

На севере появляется фигура высокого мужчины в темно-синем плаще в капюшоном ; он стремительно приближается к вам по воздуху, и несущий его над равниной ветер развевает седеющую бороду и темные одежды незнакомца.

Мужчина останавливается напротив, и его голос сливается с воем ветра, когда он, наклонившись над вами, начинает петь – слова этой песни пронзают все ваше существо.

Вы не дышали,
в вас не было духа,
румянца на лицах,
тепла и голоса;
дал я дыханье,
дал я вам дух,
дал вам тепло
и лицам румянец…

С последними словами старик делает сильный выдох, и воздух наполняет ваши легкие. Он колет тело тысячами ледяных иголок, заставляет быстрее течь кровь в жилах, ослабляет незримые оковы, что держали вас связанным и беспомощным, и наполняет какой-то неистовой силой. Человек, в котором вы теперь узнаете Одина, удаляется от вас так быстро, как если бы он скакал на невидимой лошади.

Та беспокойная сила, что он вдохнул в вас, подталкивает последовать за ним, чтобы узнать побольше о волшебной песне, которая вернула вас к жизни; но путь Одина столь же изменчив, как ветер, и он никогда не останавливается и не оглядывается назад.

Вы следуете за Одином, прочь от бесплодной равнине, направляясь сначала к зеленым предгорьям, а оттуда к горным сосновым лесам, поднимаясь вверх, преодолевая гранитные выступы, пробираясь сквозь темные деревья, затеняющие пурпурно-черные пики гор. Блестящие красные мухоморы, усыпанные белыми крапинками, прорастают там, где нога Одина коснулась усыпанной хвойными иголками земли. Вы не смеете остановиться из страха потерять из виду своего провожатого, но успеваете наклониться к земле и на бегу сорвать один из грибов, ощутив в своей руке белый стебель мухомора, влажный и крепкий.

Солнце опускается за горы. Ветер становится все холодней и резче, тяжелые черные облака несутся по закатному, кровавому небосводу, как бурная лавина. В отчаянии вы преследуете Одина, спотыкаясь и все больше и больше отдаляясь от него; наконец, тот ныряет в тень меж соснами, и как вы не напрягаете зрение, пропадает из виду.

Ветер швыряет в лицо дождевую пыль, тучи закрывают от глаз последние лучи неяркого уже солнца. Вы слышите как буря несется по верхушкам деревьев, как стонут и скрипят под ее напором сосны.

Внезапно вас охватывает страх, - ведь в порывах ветра слышатся человеческие голоса, стоны и плач; вы видите несущуюся галопом по облакам кавалькаду призрачных охотников, и слышите, как трубят рога и лают огромные псы. Вы ускоряете шаг, пригнув голову к земле и стараясь не глядеть на Дикую Охоту.

Порыв ветра швыряет вам на голову сломанную ветку.Подняв глаза, вы видите как фантомные силуэты заполнили почерневшее небо, как перед всадниками несутся красноглазые гончие; как мчится во главе Охоты, верхом на восьминогом коне, ее предводитель, и как развивается по ветру его синий плащ. Повелитель Охоты вытягивает руку, его палец указывает прямо на вас, и словно бы ледяная стрела вонзается в сердце.

Вы снова бежите, на это раз охваченный страхом перед темным полчищем призраков, пытаетесь кружить и петлять среди сосен, но Охота неумолимо приближается. Спиной вы уже чувствует холодное дыхание собак, когда нога цепляется за древесный корень, и вы кубарем катитесь по мокрой земле. Дикая Охота уже несется вниз, и,сжав в руке сорванный прежде мухомор, вы судорожно подносите его ко рту и откусываете кусок гриба. И тотчас словно бы ураган врывается в черепную коробку, и вы чувствуете, как поднимаетесь в воздух. Пребывая в пучинах экстаза, летя на крыльях бури вслед за Одином, вы кричите в бешеном восторге, а в ответ раздается вой призраков Дикой Охоты.

Черное безумие Охоты овладевает вами: смысл жизни отныне - сумасшедший полет, громкие крики, и лишь где-то внизу чернеют крохотные деревца – память о недавнем, земном прошлом.

Нельзя сказать, как долго длился полет, но в какой-то момент ветер ослабевает, и вы обнаруживаете, что ночь прошла, и уже наступает рассвет. Вы вновь наедине с Одином. Он оборачивается и смотрит на вас. Его темно-синий капюшон скрывает лицо, но вы чувствуете, что произнося эти строки, он улыбается:

Хитростью вдоволь
я насладился,
все умный сумеет;
так ныне Одрёрир
в доме священном
людей покровителя.

Владыка асов вручает вам рог, полный меда. Приняв рог, вы опорожняете его одним могучим глотком; ваша голова кружится, мед поэзии вызывает целый круговорот образов, идущих, кажется, из самого средоточия души.

Вы поднимаете глаза к небу, и долго смотрите вверх. Когда взор возвращается на землю, Одину уже нет рядом, но восторг от его присутствия и экстаз, который несет дар Гальдрфадхира, еще долго бушуют внутри. Вы готовы вернуться в свое тело, ноги твердо стоят на земле, и вы знаете, что в любой момент можете обратиться к силе руны Ансуз.




Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #16: 17 Сентябрь 2012, 11:22:44 »

от переводчика - Перевод не окончательный, не хватает нескольких фрагментов текста

Райдо



Гальдра-звук : ррррррр (перекатывающаяся «Р», подобная шотландскому акценту, или же звуку запускаемого двигателя)

Буква : Р

Ехать по залу
легко для любого
воина; но
тяжко тому, кто
в дальней дороге
на сильном коне.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Верховая езда, как говорят, тяжела для лошадей;
Регин выковал лучший меч.

( Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона)

Езда верховая — седалищу счастье,
И скорое странствие,
И лошади труд.

(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)

150.И пятое знаю,-
коль пустит стрелу
враг мой в сраженье,
взгляну - и стрела
не долетит,
взору покорная.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Имя этой руны интерпретируют по-разному, и как «повозка» , «колесница» , и как «ехать верхом» . Она тесно связана с древними индоевропейскими изображениями запряженных лошадями повозок, или колесниц, везущих Солнце, а также практикой захоронения вместе с покойниками убитых лошадей, повозок и / или кораблей. Как солнечная руна, Райдо обозначает дневное время, solarhiringar (буквально «кольцо Солнца» ). Это кольцо было разделено на восемь частей спицами солярного колеса, так что при этом получалось восемь точек, отмеченных на компасе, и определяемых в равной степени как фазами солнечного света (полдень, полночь, и т.д.),так и суточным ритмом социальной жизни (часы пробуждения и сна, приема пищи и т.д.). [1] Когда ход Солнца управляет социальными ритмами, время всегда воспринимается как нечто относительное. Для обозначения времени, люди прибегли к искусственному разделению суток на условные единицы, обозначаемые в дальнейшем как «часы», представляющие собой равные отрезки времени, отмечаемые стрелкой солнечных часов; даже в случае «местного» времени, разнящегося в зависимости от места и времени года, мы подразумеваем под ним фактическую продолжительность светового дня. Райдо - не руна некоего абсолютного измерения, но лишь соразмерных и необходимых его аспектов.

Прежде всего, это руна олицетворяет движение, как перемещение в пространстве, так движение во времени, и взаимную связь между ними. Северные представления о пространстве и направлении базировались не на условных единицах измерения, но на перемещении людей между определенными точками в пространстве, которое измерялось с точки зрения движения и времени: обычно расстояние измеряли по протяженности дневного конного перехода, - измерение весьма условное, зависящее от таких факторов, как характер грунта и т.д., но вполне удовлетворяющее нуждам людей того времени [2].Райдо правит ритмом любого движения, объединяя для наших нужд в единое целое время и пространство.

Помимо аспекта измерения времени и пространства, Райдо еще и руна социальных рамок, поскольку даты календарных праздников и физическая удаленность людей или общин друг от друга существенно влияли на взаимодействие людей. Главными вехами северного календаря были три события, происходившие в «летнюю» половину года, считавшуюся наилучшим временем для решения наиболее общественно-важных вопросов и принятия судебных решений. В середине года обычно проводился альтинг , многолюдное собрание, которое решало законодательные и управленческие вопросы. Именно на альтинге принимался календарь на следующий год и определялись дни праздников.

Руну ритма, Райдо можно уловить в ритуальном пении, или звуках бубна, которые сопровождают спакону (spakona) (шаманку / пророчицу) или спамадра (шамана / пророка) в их поисках видений. «Лошадь», о которой идет речь в рунической поэме – ни что иное, как фюлья или фетч, о которых речь пойдет дальше, в главе про Эйваз, и ритм, который уносит вас, - если вы, конечно, делаете все правильно.

В личной сфере, Райдо учит чувствовать природные ритмы, улавливать подходящие моменты для ритуальных действий и межчеловеческой коммуникации, и чувствовать, насколько хорошо эти ваши действия вписываются в круговорот природы (ведь в германском мировоззрении разделения между природой и человеком не существует). Приведенный выше фрагмент Норвежской рунической поэмы – «Регин выковал лучший меч» показывает всю важность осознания нужного времени и настроя;обломки меча Сигурда смогут стать несравненным оружием не раньше, чем придет время первого подвига юного героя. Райдо также может научить вас здраво оценивать собственные силы, чтобы быть уверенным в достижении задуманного.

Эта руна используется, чтобы добиться справедливости и гармонии в отношениях человека и общества, хотя эти категории и относительны; это руна правосудия, - допускающего возможность смягчения наказания или пересмотр инкриминируемых обвинений. Райдо – это дух закона, тогда как Тейваз – буква закона.Помимо этого, Райдо отвечает за полноценную интеграцию человека в социум, в рамках общепризнанных норм и правил.

В обрядах эта руна управляет ритуальными позами, жестами и движениями,- особенно при формировании магического круга,- а также музыкой, танцами и отбиванием ритма. Райдо, письменно или устно, следует применять вместе с Ансузом , в тех обрядах или творческих делах, где нужны ритм и соразмерность.

Райдо может защитить вас в путешествии – не важно, земном или духовном; руну можно написать на машине, чтобы дорога была легкой и быстрой.Райдо – это контроль над движением любого рода, как это описано в «Речах Высокого» . Эта руна поможет вам достичь поставленной цели.

Камень, на котором можно начертать Райдо, - это бирюза , традиционный оберег путешественников, а также средство для стрелков по увеличению меткости.С этой руной также можно использовать гиацинт, который тоже хранил путника в дороге, и определенным образом выражал социальный аспект Райдо, - считалось, что владельца гиацинта везде ждет радушие и гостеприимство.

Райдо: медитация

Вы молча сидите с закрытыми глазами. Вокруг слышится мягкий, ритмичный стук. Поначалу вы думаете, что это всего лишь биение сердца, но, по мере того как он нарастает, становится все громче и отчетливей, становится ясно, что это стук барабана. Рокот становится сильнее, и все мысли сосредотачиваются на нем.Открыв наконец глаза, вы понимаете, что барабанный бой – это на самом деле стук конских копыт, и что скачете верхом на великолепном гнедом коне. Посмотрев вниз, вы видите, что у скакуна восемь ног, но несмотря на это, стук копыт по дороге совершенно ровный и ритмичный.

Местность, по которой вы проезжаете, горная и скалистая, над ней встает холодный серый рассвет. Солнце встает по мере того, как вы едете, двигаясь в том же темпе, как и ваш конь, так что его положение на небе всегда одно - оно не приближается, но и не удаляется от вас.

По мере того, как вы спускаетесь с гор на каменистое побережье, становится светлее и теплее. Можно уже различить вдали маленькие соломенные хижины и людей в простой, грубой одежде, приступающих к труду на полях.

Конь скачет к морскому берегу, но хотя под его ногами и лежит уже прибрежный песок, стук ударов точь-в-точь такой же, как и на каменистой дороге чуть раньше. С океана дует бриз, поднимающий волны. Невдалеке видна маленькая лодочка, которую волны швыряют то вверх, то вниз. Держась вдоль берега, вы едете мимо богатого и плодородного поля. Цвета зелени с золотом пшеница только начинает созревать, ее стебли высоки и красивы. Повернув коня в сторону западного побережья, вы видите трапезничающих крестьян. Прохладный, влажный морской ветерок дует в лицо, а волны подбрасывают лодочку, так, что она движется в едином ритме с вашим жеребцом и Солнцем.

Как вы направляетесь к северо-западу, земля вновь становиться каменистой.
За валунами слышатся шорохи и угадывается какое-то движение, поодаль от тропы мелькают чьи-то хвосты или лапы, но ни одно из таящихся существ не осмеливается приблизиться к дороге.

Резкий порыв холодного ветра нарушает идиллию теплого летнего дня.Незаметно приблизился вечер, и крестьянам пора готовить ужин. Внезапно вы чувствуете, как же здорово устали, но стук конских копыт придает сил, и скакун столь же неутомимо несется дальше.

С окружающих вас гор прилетает волчий вой, ему отвечает другой зверь, и вдали отзывается еще пара хищников. Несколько серых силуэтов выскальзывают из-за скал, оставшихся позади. Волки бегут за вами по обеим сторонам дороги, ожидая, чтобы конь сбился с шага. Позади волков движутся и какие-то другие существа, слишком темные, чтобы их можно было рассмотреть, слышны неясный шепот и шорохи. Шепот усиливается, превращаясь в хор голосов, зовущих вас по имени. Вы слышите, как из царящих позади теней раздаются голоса ваших родителей и старых друзей, - и они умоляют вас свернуть в сторону. Но глядя вниз, на слабо светящуюся под копытами коня дорогу, вы не меняете направления скачки и не нарушаете ее ритма.

Из земли по обочинам дороги тянутся чьи-то когтистые руки, которые пытаются схватить вас и утянуть вниз. Вы видите, как светятся во тьме десятки зеленых глаз, как на миг появляются и снова исчезают искаженные злобой морды, как сверкают клыки, которым позавидовала бы и акула, и как тысячи невидимых тварей вопят и воют вокруг. Вы знаете, что свернув с дороги, или нарушив ритм скачки, моментально попадете в лапы этой темной орде.. Снова и снова вы произносите имя руны пути, чтобы уберечь себя: Райдо, Райдо, Райдо. Вдруг вы замечаете перед собой слабое мерцание; дорога поднимается вверх, и конь скачет уже по воздуху; зубчатые горные пики далеко внизу сливаются с ночными тенями. Нечисть позади начинает отставать и с воплями падать вниз , по мере того, как вы приближаетесь к источнику света.

Сначала кажется, что едете прямо к Солнцу; но когда вы приблизились достаточно близко, чтобы видеть сквозь золотое сияние, взору предстает великолепный чертог, серебряную крышу которого поддерживают блистающие золотые столбы, и чувствуете, как от дворца исходят волны света и тепла. Вы с удивлением понимаете, что видите сквозь стены – и прямо перед вами сидит золотоволосый человек с окладистой бородой, похожий на справедливого судью, а перед его высоким троном журчит родник. В руке он держит дубовую ветвь, и ею он приглашает вас приблизиться. Он не произносит ни слова, но когда вы предстаете перед ним, опускает ладонь в воду, зачерпывает в пригоршню воды и протягивает вам руку, предлагая сделать глоток. Вы также, не нарушая священного безмолвия, наклоняетесь и припадаете иссушенными губами к весенней свежей влаге. Человек – теперь вы узнали его: это Форсети, бог правосудия, - улыбается и дубовой веткой рисует руну Райдо у вас на груди, напротив сердца. Затем ветвь указывает на вторые двери, ведущие прочь из зала, прямо за которыми восходит Солнце, словно бы заливающее небеса расплавленным золотом. Вы кланяетесь Форсети в знак уважения и благодарности, и снова оказываетесь в седле, готовый к возвращению в оставленное на земле тело.Закрыв глаза, вы слышите стук копыт вашего скакуна, и этот стук становится все тише и тише, пока не сменяется стуком вашего собственного сердца. Вы готовы вернуться в свое тело, ноги твердо стоят на земле, и вас наполняют благословение Форсети и сила руны Райдо.

Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #17: 17 Сентябрь 2012, 11:30:37 »

Кеназ



Гальдра-звук : Ке-Ке-Ке (звук К обрывается, как бы падая вниз, подобно звуку внезапно прозвеневшего колокола. Гальдра-звук не тянется, как у большинства рун, не резко прерывается, как у Турисаза, но быстро сходит на нет, завершаясь как бы «естественным образом»)

Буква : K, «Си» твердая

Факел каждому
известен огнем;
светил и ярок,
он горит, когда атлинги
отдыхают в чертоге.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Язва — гибель для младенцев;
люди от горя бледнеют.

(Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона)

Воспалённая рана — погибель младенца,
И битвы следы,
И дом плоти гниющей.

(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)

151.Знаю шестое,-
коль недруг корнями
вздумал вредить мне,-
немедля врага,
разбудившего гнев мой,
несчастье постигнет.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Смысловое значение руны Кеназ – пожалуй, одна из величайших загадок рунической системы. Два ее имени, "факел" и "язва", на первый взгляд кажутся совершенно не связанными друг с другом. Ответ на эту кажущуюся дихотомию можно обнаружить в изменении практики захоронения у древних германских народов. На раннем этапе мертвецов приносили на открытые возвышенности и оставляли разлагаться, пока мясо не отслаивалось от костей, и (возможно) затем использовалось в погребальных обрядах. [1] Это и было "домом плоти гниющей" , упомянутом в Исландской рунической поэме. Англосаксонская руническая поэма, в свою очередь, говорит о более поздних временах, когда погребальный костер сменил эту архаическую процедуру погребения. Оба значения Кеназ говорят, однако, о подготовки трупа для последующего захоронения в кургане. На эзотерическом уровне эта подготовка сближается с проводимой внутри кургана инициацией - посвящением, при котором хтонический кузнец разрезает кандидата на куски, а затем перековывает заново его кости. Кузнец из племени альвов, ответственный за инициацию – часто встречающийся в тевтонской мифологии персонаж. Слабые отголоски этого расчленения / ритуала посвящения можно увидеть в песне о Вёлунде ( Volundarkvida ), в котором оно, однако теряется среди прочих способов мести кузнеца пленившему его конунгу Нидуду . Инициации, связанные с огнем, имели разные формы, к ним прибегали как шаманы, так и правители, как это в общих чертах показано в песне о Вёлунде, и более четко – в эддических «Речах Гримнира»( Grimnismal) , где пытаемый огнем в течении девяти ночей Один исполняет ритуальные песнопения, которые даруют силы ему самому и наделяют знаниями его слушателя – юного Агнара , сына конунга.

Кеназ лежит в основе кузнечного ремесла, и во всех творениях мастера, которые породил союз его искусства и познаний. Ее работа состоит в том, чтобы трансформации предшествовало очищение, и в «Речах Высокого» мы видим, как исходно вредоносную энергия можно перенаправить таким образом, чтобы она принесла горе врагу и благо его жертве.

Хотя инициация кузнеца/короля представляется уделом одних только мужчин, из рук подземных жителей вышло драгоценное ожерелье Богини земли, изначально известной как Нертус, а позже получившей имя Фрейя , «Госпожа» . Она управляет силами плодородия и смерти, в их двойственном и вечном единстве, о чем будем сказано далее, в разделе, посвященном руне Беркана. Руна Кеназ демонстрирует нам, как чувственный огонь Фрейи (Феху) воплощается в материальную форму, благодаря знаниям и умениям кузнеца. Это связь нагляднее всего отражена в истории приобретения Фрейей своего ожерелья / пояса – Брисингамена («искры»), в котором сосредоточена большая часть ее силы. Как-то раз Богиня увидела четырех гномов, ковавших золотое ожерелье, и выкупила, в течении четырех ночей деля ложе с кузнецами; эта история демонстрирует, как Фрейя наделила мастеров огненной силой, проявленной в виде сексуальной энергии, при помощи которой гномы и смогли завершить свою работу и наделить ожерелье его чудесными свойствами.

Кеназ – это контроль над силой Феху, и ее материализация; руна уничтожения ради последующей переработки.Она связана со всеми актами творчества, когда мечта, словно огненная вспышка, разрушает сырое золото земной материи, и трансформирует его, наделяя бесплотный образ земным бытием. Применяемая опытным витки, Кеназ высвобождает дух, направляя его к источникам силы, как это описывается далее, в разделе, посвященном Вёлунду и «Речах Гримнира» .

Кеназ применяют и для управления сексуальной энергией, часто в сочетании с другими «огненными» рунами. Также с его помощью можно направлять эмоциональную силу на достижение практических целей и формировать у других людей нужные вам чувства .

Будучи связанной с процедурой передачи королевской власти и могильными холмами, в которых погребены мертвые предки, Кеназ может пригодиться для исследования и развития тех способностей и навыков, которые достались вам по наследству от предков, либо представляют собой наследие ваших прошлых жизней. Вспомните историю Оттара , когда Фрейя заставляет живущую в пещере ведьму Хюндлу рассказать обо всех предках своего любовника, чтобы тот обрел свое законное наследство. Кеназ является источником обаяния, харизмой, ярким факелом, горящим в руке истинного вождя, [2] руной королей.

Как руна огня, пылающего внутри кургана, Кеназ также связана с образом свернувшегося в кольца дракона или змея (wyrm), - духа невидимой глазу работы Вирда.
Вредоносным аспектом применения Кеназ является распад без последующего возрождения, или неуправляемые образования, такие, как опухоли, рак, и связанные с гниением болезни.

В ритуалах Кеназ можно представить себе как как свечу или факел, который является персонификацией управляемого огня – то есть воли витки, свет которого проходит через все миры, в котором он / она работает.

Используемый вместе с другими рунами, Кеназ помогает развивать могущество витки и осуществлять правильный (относительно поставленных задач) выбор мира, к силам которого он / она хочет обратиться.

Камни, связанные с Кеназ, - это кремень , первичный объект применения человеческих навыков и символ власти человека над огнем; огненный агат и огненный опал , которые помогают контролировать и использовать сексуальную энергию и повышают творческие способности; дымчатый кварц , связанный также с руной Эйваз .

Кеназ: медитация


Закат. Вы стоите на северной стороне могильного кургана, облаченный в белую тунику, держа в руках круглый щит и длинный меч. Небо по правую руку от вас, там, куда уходит солнца, пылает красным и золотым; слева небо уже темное. Одинокая звезда ярко светит в небесной синеве у вас над головой. Это вечерняя звезда, звезда Фрейи. Курган в высоту не больше вашего роста, и похож на груду округлых камней, поросших густой травой.

Как только солнце окончательно ушло за горизонт, в земле перед вами появляется темное отверстие. Оно достаточно велико, чтобы можно было пролезть в него с оружием и выставленным перед собой щитом. Голыми коленями вы касаетесь камней, которыми выложен лаз, - они твердые и холодные, как сама смерть.

В конце длинного прохода вы видите свечение, подобное отблескам огня на красном золоте. Оттуда же доносится свист, похожий на шипение пара, или на звук работающих кузнечных мехов.

Пройдя до конца тоннеля, вы оказываетесь в большом круглом помещении, заваленном всевозможными золотыми изделиями искусной работы: чаши, сверкающие браслеты с рубинами и изумрудами, ожерелья, статуэтки – все они сверкают в отблесках пламени. В середине зала высится большая железная наковальня, горит костер и темнеют кузнечные меха.

Когда вы вступаете в пещеру, словно бы огромный поток из монет устремляется к вам через груды сокровищ, которые вдруг беспокойно задвигались, и становится ясно, - то, что показалось вам монетами, на самом деле чешуя исполинского дракона; змей поднимает увенчанную гребнем голову и открывает глаза, мерцающие в полумраке пещеры разноцветным огнем. Опасаясь гипнотической власти змея, и не желая попасть под его чары, вы не смотрите ему прямо в глаза, а сосредотачиваете взгляд на перекатывающемся в зубастой пасти языке.

"Кто ты, и чего ты ищешь?" – спрашивает дракон, и голос его подобен шипению попавшего в воду расплавленного металла.

Зная, что вы не должны называть зверю вашего настоящего имени, вы отвечаете: «Я сын славного рода, и я ищу искру Богини, что зовется Брисингамен. Прочь, змей, или погибнешь от моего клинка!"

Дракон поднимается вверх, как огромная змея, и отблеск костра освещает его исполинское брюхо, словно бы закованное в броню из чешуи. Однако вы успеваете заметить темное пятно размером с ладонь, где две чешуйки прилегают друг к другу не совсем плотно.

«Убирайся, смертный, или я сожгу тебя!" – ревет дракон. Из его горла извергается струя огня, но вы успеваете поднырнуть под нее и глубоко вонзаете меч в темное пятно на змеиной груди. Его предсмертная судорога вырывает клинок из руки, змеиное тело бьется о каменный пол. Вы присаживаетесь рядом с наковальней, стараясь не попасть под смертельный удар бьющегося в агонии дракона.

Когда змеиные кольца, вздрогнув в последний раз, навсегда замирают, вы вновь смыкаете пальцы на рукояти меча и начинаете вырезать из драконьего тела сердце; кровь чудовища обжигает руки, когда вы запускаете пальцы в разрез и вынимаете темный, пульсирующий комок плоти – сердце дракона.

Насадив сердце на свой меч, вы жарите его над кузнечным огнем, и тишину пещеры нарушает лишь шипение стекающих в огонь капель крови.
Первый откушенный кусок мяса обжигает ваш язык, но вы знаете, что должны
съесть все сердце. По вкусу оно напоминает дичину, но более насыщенное, острое и более сладкое.

Проглотив последний кусок, вы чувствуете страшное жжение в животе. Вы оседаете напротив железной наковальни, падающей, поскольку огонь с ревом исторгается из вашего горла. Огонь сжигает вас, очищая кости от плоти, покуда на груде золота не оказывается ваш скелет без малейшей толики мяса на белых костях. Вы все еще можете видеть и слышать, как если бы душа все еще не покинула жалкие останки вашего тела.

Хромой карлик входит в зал откуда-то с запада. Он опирается на два костыля. Когда он проходит мимо, вы видите, что он хромает. Его лицо изуродовано давними ожогами, а ветхая, драная, во многих местах прожженная искрами рубаха запачкана сажей. Его руки перевиты жгутами мускулов, но узловатые пальцы оказываются неожиданно тонкими, когда он берет кости и кладет их на наковальню. Одну за другой, он опускает в огонь ваши кости, пока они не начинают светятся, как раскаленное железо, а затем начинает сковывать их воедино. Вы чувствуете каждый удар молота, каждый язычок огня и каждое дуновение мехов, но несмотря на интенсивность этих ощущений, не ощущаете никакой боли. С каждым ударом молота кузнец становится все более стройным и миловидным, исчезают ожоги и пятна на тунике, спина выпрямляется и хромота проходит – и через какое-то время перед вами стоит красавец-альв, высокий, сероглазый, златокудрый, с тонкими и благородными чертами лица.

"Приветствую тебя, сын славного рода!" - говорит кузнец, и протягивает тяжелую золотую корону. Она выполнена в виде кабаньей головы, глаза зверя – светящиеся огненные опалы, пасть ощерена, а клыки готовы к бою

Кузнец подпрыгивает на месте и словно бы растворяется в воздухе. Вы выходите из подземелья и какое-то время просто стоите на вершине кургана , чувствуя наполняющие вас изнутри новые силы, пока ваш взгляд не обращается на поле к югу от холма, и вы не видите нечто, заставляющее вас начать спуск.

С юга приближается высокая женщина; волосы цвета красного золота водопадом падают ей на спину, широко раскинутые руки, кажется, стремятся обнять вас. Она стройна, но бедра ее восхитительно полны, а грудь велика. Ее лицо потрясающе красиво. На ней только большое ожерелье из четырех инкрустированных янтарем сплетенных золотых дисков, а на грудь опускается подвеска в виде большого золотого дерева. С дерева свисают четыре висящих в ряд янтарных фигурки, в виде свиньи, кошки, лошади и женщины. Ты узнаешь ее, - это Богиня Фрейя, властвующая над курганами и жена владыки людей. Она обнимает и целует тебя, и будто бы сладостный огонь, опаляет ее прикосновение.

Вы оба поднимаетесь на вершину холма, легко ступая по камням и земле. На вершине кургана стоит каменный престол, обращенный к востоку. Фрейя подталкивает вас к нему и, когда вы садитесь на трон, надевает вам на голову тяжелую золотую корону. Словно огненный диск, поднимается в бледно-голубом небе рассветное солнце, залив своим золотым блеском восток, а Фрейя растворяется в воздухе, уходя обратно в курган. Вы стоять и любуетесь на восходящим солнцем, медленно готовясь к возвращению в земное тело, а мудрость и сила руны Кеназ словно огонь, ровно горит внутри.
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #18: 26 Сентябрь 2012, 10:50:24 »

Гебо



Гальдра-звук : ге-ге-ге (подобно слову «get»; ровное, циклическое повторение, разрастающееся, плавно переходящее в звук «–э», - и столь же ровно завершающееся)

Буква : Г

 
Дар для любого -
гордость и слава,
помощь и ценность;
для любого бродяги
состояние; поддержка
тем, кто лишен всего.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая )

Перевод имени этой руны на редкость разнообразен – это и "дар" , и "гостеприимство" , "щедрость" и "свадьба" .Ее имя, да и сама графическая форма руны указывают на то, что Гебо суть воплощение равного и обоюдного обмена теми энергиями, которые порождает земля, и именно эти энергии являются эквивалентом материального богатства (как учит нас Феху).Для древних германцев акт дарения был очень важен, будучи одновременно процессом обмена и демонстрацией лояльности. Частым кеннингом, обозначающим правителя, был «дарящий кольца» , что указывает на обязанность господина наделять своих последователей дарами, делясь с ними собственными сокровищами. Принимая подарок, воин обещал взамен верность дарителю, и среди дружинников в те времена считалось постыдным пережить тот бой, в котором был убит «дарящий кольца» вождь. Нарушение этого правила всегда сопровождается катастрофой, как это хорошо показано в финале поэмы «Беовульф» , где смерть героя наступает вследствие трусости его дружинников, оставивших вождя в ходе битвы с драконом. Виглаф , сын Веохстана, единственный человек, оставшийся верным Беовульфу до конца, попрекает других воинов полученными ими прежде золотом и подарками, которые служили напоминанием о договоре между дружинниками и конунгом.

Слова Хьяльти (Hjalti) из "Песни о Бьярки" (Bjarkimal) показывают то же самое отношение:

С яростью шквала долг верности Хрольфу
в битве заплатим: дарил он дружине
кольца, героев одаривал златом.
Бейтесь мечами, что вам даровал он,
в шлемах, в кольчугах, подаренных Хрольфом.
Выше щиты, ибо в схватке суровой,
братья, пора отслужить за подарки!

(Пол Андерсон "Сага о Хрольфе Жердинке", пер. В. Дымшиц, А. Иванов )

Гебо также связана с практикой заключения союзов между кланами и знатными семьями, либо при помощи брака, либо вследствие обмена заложниками, обычно сыновьями вельмож, которых в случае предательства со стороны их рода, вполне могли и убить. Вот почему ваны Фрейр и Ньерд живут среди асов - они являются заложниками, положившими конец войне между их народами, равно как и отправленные в заложники к ванам Хёнир и Мимир. Такое понимание верности, приобретаемой через сделанный подарок, работает на всех уровнях, как это описано в «Речах Высокого»:

41 .Оружье друзьям
и одежду дари -
то тешит их взоры;
друзей одаряя,
ты дружбу крепишь,
коль судьба благосклонна.

42 .Надобно в дружбе
верным быть другу,
одарять за подарки;
смехом на смех
пристойно ответить
и обманом - на ложь.

( Речи Высокого, пер. А. Корсуна )

Щедрость, как свойство каждого по-настоящему мудрого человека, является одной из главных тевтонских добродетелей, пусть она проявляется в дарении подарков, в радушии и гостеприимстве, или же выражена в принесении жертв и подношений богам. Способность дарить – не только основной способ заслужить доброе к себе отношение, но и источник роста хамингьи – силы, которая возрастает при совершении достойных дел. Отсюда же корень строгих тевтонских законов гостеприимства, как это видно в Англо-саксонской рунической поэме. Для бездомного странника эти законы обозначали кров и пищу, что в ледяных северных землях нередко отделяют жизнь от смерти, в то время как хозяину дома они сулили новые рабочие руки, а также рост его доброй репутации.

Принципы работы Гебо подробно освещены в «Речах Гримнира» . Поспорив с Фригг , действительно ли Гейррёд конунг скуп к гостям, Один решает лично это проверить; Фригг предупреждает конунга о скором визите вредоносного колдуна, и правитель разоблачает Одина; последний отказывается назвать свое имя, и Гейррёд пытает его, посадив на восемь ночей меж двух больших костров. Наконец сын Гейррёда конунга, Агнар , подносит Всеотцу рог с пивом, и Один отвечает на дар мальчика:

«Восемь ночей
я в муках провел
без питья и без пищи:
лишь Агнар меня
напоил, и он будет
властителем воинов,
Гейррёда сын.

Счастлив будь, Агнар, —
тебе пожелал
Бог Воинов блага:
какую награду
выше найдешь ты
за влаги глоток!»

( Речи Гримнира пер. В. Тихомирова)

В свою очередь, чтобы отблагодарить Агнара, Один произносит речь, полную сакральной премудрости, тем самым осуществляя, при помощи руны Кеназ , инициацию короля/шамана, при этом сам Один освобождается, а мальчик восходит на престол. Один направляет вредоносную энергию Гебо на Гейррёда конунга, в качестве «дара» прокляв своего мучителя, заставив его споткнуться и, напоровшись на собственный меч, умереть, - таким образом, Агнар занимает отцовский трон по праву наследника.

Гебо отвечает как за религиозные практики, в том числе и жертвоприношения богам, так и за самопожертвования, подобные тем, что иногда осуществляет, в поисках мудрости, сам Один. Германцы мыслили жертву как нечто большее, чем просто просьбу или плату за поддержку; скорее она была свидетельством преданности и любви, на которых и строились взаимоотношения между отдельными героями и их богами. Это особенно ясно видно в историях о т.н. "одинических" героях, - когда либо сам Один выступает в последнем бою против своего избранника, либо умирающей герой должен отметить себя острием копья, демонстрируя тем самым, что добровольно приносит себя в жертву Одину. В обмен на дарованные им Отцом Ратей при жизни победы, после смерти его герои пополняли ряды эйнхерий , дружинников Одина, которые будут биться подле него в день Рагнарека.

В «рунической» части «Речей Высокого» содержится несколько упоминаний о жертвах, наиболее значимыми из которых являются рассказ Одина о его испытаниях на Иггдрасиле:

138. Знаю, висел я
в ветвях на ветру
девять долгих ночей,
пронзенный копьем,
посвященный Одину,
в жертву себе же,
на дереве том,
чьи корни сокрыты
в недрах неведомых.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

и другой, не менее важный фрагмент:

145 .Хоть совсем не молись,
но не жертвуй без меры,
на дар ждут ответа; 

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна )

Мучительные бдения Одина на Иггдрасиле и отданный Мимиру , за право выпить из источника мудрости, глаз наглядно демонстрируют высочайшее самопожертвование, к которому всегда должен быть готов витки. В этом основа инициации через смерть: нужно быть постоянно готовым принести в жертву свои текущие представления, состояние сознания, да и саму жизнь, ради достижения большей мудрости. Любое действие требует какой-либо платы; вы не можете получать, не неся при этом потерь.

Гебо представляет собой бесконечный обмен энергиями, которые нисходят в наш мир. В этом смысле, Гебо - руна сексуальной магии и "алхимической свадьбы" , в которой каждый из двух компонентов приносится в жертву ради создания чего-то трансцендентного (см. Дагаз ).

Эта руна используется во всех случаях равного обмена энергией, особенно там, где необходимо подтверждение искренности ваших желаний. Сила Гебо обеспечивает дружбу, верность и гостеприимство.

Что же касается вредоносной магии, то Гебо может остановить чьи-то нежелательные действия, «связав» недоброжелателя, или же и вовсе вернуть зло обратно.

Именно эта руна чаще всего используется в «любовной магии» . Гебо позволяет нам понять суть самопожертвования и гармоничную природу любви, как союза двух партнеров.

В ритуалах Гебо символизирует плату, которая всегда должна быть принесена: отданная в дар энергия, или часть пищи, принесенная в жертву прежде, чем приступить к еде; кровь и жизненная сила витки , которые вдыхают жизнь в руны; а также мед, или пиво, которые выливают на алтарь, как подношение для богов.

Понять суть Гебо – то же самое, что и «спуститься с горы» , подобно ницшеанскому Заратустре : оставить все прежнее ради того, чтобы стать высшим существом, как это сделал на Иггдрасиле сам Один. Убрав христианские атрибуты из истории о Парсифале , вы опять увидите принцип действия Гебо.

Работая в связке с другими рунами, Гебо выступает как своеобразный «земедлитель» ; особенно это хорошо видно, когда она используется вместе с Феху , силу которой она «связывает» и направляет на достижения гармоничного блага, отражая негатив, который приходит, если сила Феху заблокирована или неправильно используется.

Камни, связанные с Гебо – это изумруд , традиционная эмблема любви и верности, и нефрит , помогающий понять наши потребности, и развивающий чутье на подходящие моменты для принесение жертвы богам или духам.

Гебо: медитация


Вы сидите во главе длинного деревянного стола в большом зале. Под вами твердый и отполированный до блеска трон; холодный зимний воздух наполняют запахи хлеба и жареной свинины. Ряды длинноволосых бородатых воинов сидят, разговаривая и смеясь, на скамьях, расставленных вдоль столов. Вы знаете, что этот чертог принадлежит вам, и что угощение для ваших людей состоит из огромных кусков жареного мяса, под тяжестью которых прогибается стол, и меда, который течет неиссякаемым потоком из кувшинов служанок в кубки пирующих. Однако в зале довольно холодно, и при виде нескольких мужчин, набросивших на плечи плащи, вам почему-то становится немного тревожно. Вы сами потихоньку начинаете чувствовать неприятное тепло, как будто только что рядом с вами догорел пожар. Потом вы понимаете, что тепло расходится от большой сумки, висящей на стене подле вас.

Поднявшись, вы снимаете сумку. Она очень тяжелая, такая тяжелая, что под ее весом даже начинает сводить руки. Постепенно вы идете вдоль стола, останавливаясь перед каждым воином, и вытаскиваете из мешка тяжелое золотое кольцо или массивный браслет, который и вручаете ему. Получив подарок, каждый воин достает свой меч или топор и протягивает оружие рукоятью к вам чтобы продемонстрировать чистоту намерений и свою искренность. Когда вы проходите половину стола и возвращаетесь к престолу, продолжая одаривать ваших людей, в зале становится теплее, а жар от сокровищ в вашей сумке необъяснимым образом исчезает. Уже получившие подарки пирующие оживляются и поднимаю за вас здравницы, возвращаясь к пиршеству с удвоенной энергией, а золото сверкает на их запястьях и на пальцах. Лишь когда ваш последний дружинник получил свою награду, вы возвращаетесь на свое место во главу стола. Вдруг откуда-то со стороны дальней двери слышится стук, и один из ваших воинов встает, чтобы открыть ее.

В дверь заходит старик в темном плаще, рваном, мокром и развивающемся на холодном ночном ветру. На месте одного глаза красуется страшный шрам, и седая борода не может скрыть багровых рубцов, похоже, оставленных на горле веревкой. Ваш воин собирается уже грубо вытолкнуть прочь этого бродягу, но вы, как всегда памятуя о законах гостеприимства, приказываете ему впустить старик в зал. Усадив нищего на почетное место, по правую руку от себя, вы своими руками кладете в тарелку гостя куски мяса и хлеба, ломти сыра, и наполняете его рог лучшим медом из ваших погребов. Он ест и пьет с удивительным для такого старика аппетитом, но в вашем чертоге всегда много еды и питья для всех.

Настало время принести жертву богам. За вашим креслом высится каменный алтарь, закопченный множеством сожжений, которые совершали до вас еще многие поколения ваших предков. На алтаре висит большое золотое кольцо – на нем дают присягу, молот, что применяют для освящения жертвы, холодно поблескивающий большой нож, каменная миска и сосновая ветка с темными иглами. Два ваших дружинника приводят жертву. Они ведут через весь зал к жертвеннику большого белого быка.

Единственный темный глаз старика загорается, и он внимательно смотрит, как вы проводите тяжелым молотом над головой быка, произнося: «Эту жертву мы приносим с радостью, во славу богов, в благодарность за их милость и за грядущие дары». Холодная и гладкая рукоять ножа ложится в руку, вы поднимите клинок, и одним быстрым, сильным движением всаживаете его в бычье горло. Поток горячей темной крови выплескивается на алтарь и на пол. Свет жизни тускнеет в темно-коричневых глазах зверя, и он падает с грохотом, который сотрясает зал. Вы наполняете горячей кровью миску, погружаете в нее сосновую ветку и окропляете зал на восемь ветров, разбрызгивая теплые капли на стены и на пирующих. Сделав это, вы выливаете оставшуюся кровь на жертвенник. Она стекает вниз и омывает древний алтарь, освещаемый отблесками факелов.

Когда вы отводите взгляд, то понимаете, что находитесь за пределами зала, и вокруг царят серые сумерки. Наполненное кровью углубление в середине алтаря превратилось в каменный колодец. Старик стоит по другую сторону колодца и, чуть улыбаясь, смотрит на вас. Несмотря на свои седые волосы и шрамы, язык не повернется назвать его сейчас «дряхлым»; он стоит прямой и высокий, а темно-синий плащ вздымается за спиной, словно крылья.

«Что ж, ты знаешь, как наделять других, и твои дары вновь пошли тебе на пользу. Можешь ли ты принести в жертву самого себя?» – спрашивает Один. Холодная дрожь страха проходит по спине, но вы смотрите прямо в единственный глаза бога, не отводя взгляда.

«Могу»- , отвечаете вы. «И я сделаю это».

Один поворачивается к колодцу. "Вот алтарь, он же и чаша».

Глядя вниз, в темную воду, которая заполняет колодец до половины, вы как будто видите очертания руны Гебо, но это только два скрещенных темных линии, тьма, еще не наполненная жизненной силой. Когда вы поднимаете голову, Владыки асов уже нет. На том месте, где он только что стоял, темнеет короткое копье. Вы поднимаете его и проверяете остроту лезвия большим пальцем. Наконечник чрезвычайно острый, даже легкое прикосновение к коже оставляет на пальце кровавый след.

Вы наклоняетесь над колодцем, приложив копье к горлу. Перед тем, как вздрогнуть или дернуться назад, вы быстро проводите лезвием по шее с такой силой и быстротой, что успеете ощутить только ледяное прикосновение стали к коже. Однако кровь хлещет из раны медленней, чем вы предполагали. Поскольку дело касается руны Гебо, древко копья в сумерках, уже переходящих в ночь. начинает пылать красным светом. Вы сползаете по краю быстро заполняющегося колодца.

Яркость руны все возрастает, пока ее очертания не заполняют все ваше зрение, ее энергия пульсирует в замерзающем теле. Что-то влажное касается ваших холодных, онемевших губ, и вы чувствуете, как будто издалека, слабый, одновременно сладкий и соленый вкус крови. Этот вкус наполняет вас теплом и силой. Силуэт руны Гебо на дне колодца теперь виден отчетливо, он очень яркий, а вы стоите, целый и невредимый, перед колодцем, хотя, приложив руку к горлу, вы чувствуете под пальцами шрам. Вы готовы вернуться в свое тело, ноги твердо стоят на земле, и вы знаете, что сила дарить и получать, мощь руны Гебо, навсегда останется внутри.
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Ирина
Оккультист
***

Карма: +93/-1
Офлайн Офлайн

Сообщений: 682


« Ответ #19: 01 Октябрь 2012, 22:18:02 »

Спасибо за тему  giverose Только сегодня ее увидела. При медитациях потоки идут просто изумительные. Очень хочется продолжения.  nice
Записан

Все, что вы видите во мне-это не мое, это ваше. Мое-это то, что я вижу в вас.(с) Эрих Мария Ремарк
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #20: 04 Октябрь 2012, 15:43:24 »

Продолжение зависит не от меня, а от переводчика. Как только, так сразу Улыбка Или, если совсем срочно, читайте в оригинале (он есть в сети, и бесплатно) Подмигивающий
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #21: 09 Октябрь 2012, 19:51:29 »

Вуньо



Гальдра-звук : ввввввввввввввв (глубокое жужжащее «В», почти что «У», при этом губы практически закрыты)

Буква : В

Радость - тому,
у кого печалей
и горестей мало,
и тому, у кого
сила и счастье
и добрый дом.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Руна Вуньо, "радость" , управляет той благородной жизнерадостностью, которая столь же нужна Тевтонскому герою как физическая сила или великодушие.

Хорошее настроение, помогающее преодолеть все трудности, понимается как важная составляющая собственно мужества, как говорит нам об этом Сигурд, величайший из тевтонских героев:




«Смелому лучше,
чем трусу, придется
в играх валькирий;
лучше храбрец,
чем разиня испуганный,
что б ни случилось»

(Речи Фафнира. Пер. А.Корсун)

Эта радость – свидетельство истинной силы воли, способной выдержать все временные трудности, справиться со всеми горестями и тяготами, хотя они порой и представляются грозными, а борьба с ними на первый взгляд невозможна. У витки такая сила воли говорит о способности поддерживать на должном уровне его / ее энтузиазм в работе, несмотря на все совершенные ошибки, разочарования и внутреннюю борьбу, которые неизбежны в ходе обучения магии. Вуньо - первая руна, связанная с самой волей, а также руна гармоничной и полноценной личности. Чтобы суметь достичь тех целей, что ставит в нашей жизни Вуньо, нельзя позволить боли и тоске занимать слишком много места в жизни, но при этом следует познать и некоторую толику неприятностей – это полезно, чтобы представлять себе способы решение проблем, буде они действительно возникнут.

Последняя строка рунической поэмы особенно важна, если посмотреть на нее с точки зрения германского менталитета вообще, и англо-саксонского - в частности, ведь мировоззрение англо-саксов зачастую выглядит мрачнее, чем у большинства германских народов. Единственное место, где возможно найти счастье и чувство товарищества – это надежный дом, или «бург» из поэмы. Простого человека вне подобного оплота ждет одно только горе, о чем и рассказывает англо-саксонская поэма «Скиталец» . Об этом же говорится и в более позднем, и уже христианском жизнеописании Беды Достопочтенного «Вот как сравню я, о король, земную жизнь человека с тем временем, что неведомо нам. Представь, что в зимнюю пору ты сидишь и пируешь со своими приближенными и советниками; посреди зала в очаге горит огонь, согревая тебя, а снаружи бушуют зимний ветер и вьюга . И вот через зал пролетает воробей, влетая в одну дверь и вылетая в другую. В тот краткий миг, что он внутри, зимняя стужа не властна над ним; но тут же он исчезает с наших глаз, уносясь из стужи в стужу. Такова и жизнь людская, и неведомо нам, что будет и что было прежде» (С) Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов. Книга 2. , пер. В. В. Эрлихмана . Пребывание в надежном убежище сулит защиту от горестей и наполняет нас радостью от общения с родней и друзьями – лучшим средством от одиночества, которое было такой мукой для изгнанников. Вуньо – это руна товарищества и родственных связей, в отличие от "общественного договора" , олицетворяемого Гебо .

В случае витки, руна Вуньо объединяет все грани личности в единое целое, снимает напряженность между ними и связывает их в единое целое, подобно тому, как горящий в доме очаг объединяет вокруг себя родственников. Слова о «добром доме» достаточно определенно намекают, что витки никогда не отделен от его / ее источника силы, но всегда сохраняет ясность восприятия ситуации, которое и помогает ему / ей преодолеть любые испытания, и что у него / нее самой не должно быть уязвимых мест, где витки может «сломаться» в случае чрезмерного напряжения сил.

Вуньо используют, чтобы противостоять любому отчаянию и горю, которые ослабляют душу, особенно, когда их источник - чрезмерное магическое напряжение. Это особенно полезно в случаях, когда нам необходимо «эмоциональное исцеление», и в таких ситуациях Вуньо способна нас укрепить и уравновесить.

Это подходящая руна, чтобы преодолеть отчуждение между людьми, особенно между членами семьи, и объединить различные группы людей. Ее сила возрастает, если у них есть общая цель, или же над ними давлеет угроза; все это улучшает понимание общности между людьми и уменьшает беспокойство, которое часто развивается при отсутствии близости.

В личной сфере, Вуньо усиливает мужество и бодрость духа, улучшает самооценку и учит человека правильно относиться к окружающему миру. С ее помощью можно доставить себе радость или приобрести всеобщую любовь.

Применяемая во вредоносной магии, Вуньо может способствовать росту самонадеянности и самодовольства, или же породит доверие и привязанность к недостойным духам. Возможны недооценка серьезности проблем и снижение осторожности.Сила этой эта руны, которую мы нередко обращаем на борьбу с унынием, может и ослабить естественные настороженность и подозрительность; она может привлечь наше внимание к человеку или делу, которые сулят нам беду.

Вуньо - полезная руна, если вы лидер в какой-то области, но власть даже любимого сторонниками вождя может породить как процветание, так и беды. Кроме того, привязывая кого-то к себе при помощи магии, следует помнить, что тем самым вы повергаете человека в своего рода рабство, а без уважительных причин подобные действия противоправны.

Суть руны Вуньо прекрасно отражена в следующем аспекте мифа о Бальдре . При введении сына в род, Фригг берет клятвы со всех обитателей Девяти Миров (кроме маленькой омелы), что они не станут вредить ему. Это неуязвимость побуждает богов весело бросать в Бальдра оружие, - но эта же игра дает Локи возможность вложить стрелу из омелы в руку слепого Хёда , и таким образом убить Бальдра.

Вуньо – наш помощник в деле физического исцеления, так как она улучшает работу ума и тела, и лечит одновременно разум и сердце. Эта руна прекрасно отражает инфекционные заболевания, укрепляя иммунную систему на всех уровнях.

В ритуалах Вуньо отвечает за использование ароматов, которые служат своеобразным «вибрационным ключом» , который гармонизирует все аспекты работы, - речь идет и о дыме благовоний, и о маслах, которые оберегают и усиливают витки. Следует помнить, что эта гармонизация, по сравнению, скажем, с активной гармонизацией Турисаза , более пассивна. Вуньо может снять напряженную атмосферу, а применяя ее в связке рун в тауве (талисмане), мы достигаем долговременного эффекта действия всей формулы.

Лучшие камни для Вуньо - топаз , традиционно приносящий радость и оберегающий от безумия и горя, и розовый кварц , который, как говорят, способен открыть сердце, поднять чувство собственного достоинства и развить умение любить. Недавно открытый камень кунзит , как показала практика, также хорошо работает с этой руной.

 
Вуньо: медитация

Вы стоите возле большого деревянного чертога, на дворе ночь. Ледяной ветер продувает ваши тунику и плащ, с неба сыплется мокрый снег, и ледяной дождь сечет лицо. Вы одиноки и несчастны, вас гнетет отчаяние. Медленно, без особой надежды, вы поднимите руку и стучите в двери.

Тяжелая дубовая дверь отворяется, за ней царят свет и тепло. На пороге стоит ваша мать, она обнимает вас и впускает внутрь, закрыв за вами дверь. Материнские объятья изгоняют холод из ваших костей, и уныние проходит, сменяясь ощущением благополучия и уюта. Внутри собралась вся ваша семья, идет веселый пир, слышны разговоры и веселый смех. Мать протягивает рог с медом, пригубив который, вы чувствуете как тепло растекается по телу, в то время, как родственники радостно приветствуют вас.

Через некоторое время приходит осознание того, что пора снова уходить. Вы молча пересекаете зал и выходите в ночь, под струи ледяного дождя. Несмотря на сменивший тепло зала ночной ветер, холод не так донимает вас, как прежде, да и ночь не кажется такой непроглядной, как раньше. Посмотрев на себя, вы обнаруживаете, что окутаны слабым золотым сияниям, как если бы несли свет чертогов внутри себя, и он вырывался наружу. Преисполненный воодушевления, вы идете бодро, и даже начинаете насвистывать.

Постепенно тучи уходят. Холодный лунный свет падает на дорогу, освещая темную фигуру, стоящую прямо у вас на пути. Вы видите силуэт человека в кольчуге, высокого и на вид сильного. Под стальным шлемом можно разглядеть узкое лицо, суровое, с резкими чертами и скорбными морщинами. Его кожа сера, как камень, а глаза холодны, как сталь. Он поднимает меч закованной в железную перчатку рукой.

«Стой»,- говорит он. «Поверни назад. Это путь без надежды. Это земля мертвых, царство праха, и всех, кто шел по нему, погубили холод, лед и тоска. Если ты пойдешь дальше, тебе повстречается то горе, что вечно живет внутри и никогда тебя не покидает. Вернись в зал, к живым, и проводи время в радости, до тех пор смерть не приведет тебя сюда, но уже навсегда».

«Я боюсь, ни печали, ни смерти; радость укрепит мое мужество», - отвечаете вы, делая шаг вперед и обнажая собственный меч. Вы сражаетесь, клинки со звоном сталкиваются в лунном свете. Удары печального воина сыплются на вас снова и снова., и вынуждают вас к отступлению. Кажется, что от них тело холодеет, сердце полнится скорбью, а руки опускаются под гнетом печалей, которые иссушают ваши силы.

Вы уже задаетесь вопросом, а стоит ли продолжать бой, как вдруг вспоминаете, как свет внутри вас прогнал ночной холод. Вы заставляете себя улыбнуться, ведь сил для смеха недостаточно – их отняла борьба, и с удивлением ощущаете, как силы возвращаются к вам. Золотой свет вновь ярко сияет вокруг вас, когда под сокрушительными ударами скорбный воитель вынужден отступить к тому месту, где вы сошлись в бою; отведя его меч в сторону, вы молниеносным выпадом вонзаете клинок в горло противника. Он беззвучно падает, тело его превращается в серый холодный туман.

Вы продолжаете свой путь, но пройти далеко не успеваете – перед вами вновь появляется та же самая фигура. «Стой»,- снова разносится над дорогой. - «Поверни назад…» Зная теперь, что в силах одолеть его, вы прыгаете на него, и прежде чем он завершает фразу, пронзаете его сердце через звенья кольчуги. Вы продолжаете путь, с легкостью проходя сквозь туман, который не является серьезной помехой – лишь на миг ноги обдает холодом, словно вы внезапно вошли в холодную лужу. Когда страж появляется на пути в третий раз, вы, даже не замедляя шаг, проходите прямо сквозь него, чувствуя лишь легкую дрожь. Исполненный веселья, вы смело идете вперед, зная, что легко справитесь с любым из страхов, порожденных этой страной печалей.

Незадолго перед рассветом вы замечаете, что идете уже совсем по другой земле. Покатые зеленые холмы чередуются с усыпанными белыми цветами зарослями земляники. Поднимаясь по склону холма, вы слышите радостные крики и смех. Картина, открывшаяся с вершина холма, удивительна – статный белокурый юноша, излучающий яркий золотой свет, стоит в центре круга из лежащих на земле стрел, ножей, копий и камней, и, запрокинув голову, заразительно хохочет. Его окружают богато одетые люди, похожие на аристократов, которые метают в него различные предметы и оружие, но когда очередной дротик или камень соприкасается с исходящим от него сиянием, он тотчас падает на землю, не причинив юноше никакого вреда.

Высокая красавица в темно-синем платье, затканном серебряной вышивкой, ласково улыбается, глядя на это зрелище. Ее подернутые серебром темные волосы собраны в косу, уложенную вокруг головы. Хотя на ней нет никаких подчеркивающих ее статус украшений, что-то заставляет поклониться ей в знак приветствия, когда вы подходите достаточно близко. Хотя вы не демонстрируете своего любопытства, возникает ощущение, что ее голубые глаза без труда способны проникнуть в мысли собеседника. Женщина называет себя – это Фригг, супруга Одина. Блистающий юноша – ее сын, Бальдр; он неуязвим, ибо со всех, кто мог причинить ему вред, была взята клятва не трогать его, как если бы юный бог был их родичем. Глядя на светлого бога, вы испытываете глубокое чувство облегчения, зная, что он, воплощение радости, так надежно защищен; но вы также чувствуете слабое покалывание позади шеи, которое словно пробуждает задремавшую было осмотрительность, и задаетесь вопросом – действительно ли мудро испытывать судьбу подобно забавой?

Бальдр смотрит вам в глаза, поднимает руку, останавливая на миг игру, и приглашает подойти ближе, и когда вы подходите, юный бог приветствует вас как брата, прижав к груди. Затем Бальдр рисует руну Вуньо у вас на груди, в районе сердца. Поток радости и силы наполняет вас, и приходит ощущение яркого света, загоревшегося внутри с благословения сына Одина. Вы хотели бы провести с ним больше времени, но знаете, что должны вернуться в земное тело прямо сейчас. Вы готовы вернуться в свое тело, ноги твердо стоят на земле, а свет Вуньо, питающий отвагу, отныне и навсегда останется внутри, и вам никогда не придется блуждать в потемках.
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #22: 29 Октябрь 2012, 16:22:10 »

  Хагалаз

 

  Гальдра-звук : ххххх (произносится с сильным придыханием)

  Буква: Х

Град - зерно
самое белое,
несет его ветер,
он приходит с небес,
потом водой станет.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Град — самое холодное зерно;
Христос (Хрофт – Высокий – Один, - прим. К.Гундарссона) создал мир давно.

(Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона)

Град — холодное зёрнышко,
И смесь снега с дождём,
И змеиная болесть.

(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)

152.Знаю седьмое, –
коль дом загорится
с людьми на скамьях,
тотчас я пламя
могу погасить,
запев заклинанье.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Руна Хагалаз, "градина" , олицетворяет переход от изморози, олицетворяемой Урузом, ко льду, как более плотной форме воды; одна лишь абстрактная модель, вместо персонификации силы. О градине всегда говорили как о «холодном зерне"; это демонстрирует нам персонифицируемую данной руной смену форм. Хагалаз похожа на первичный кристалл, который так же соотносится со всем мирозданием в целом, как клетка ДНК – с идеальной (и неизменной) формой тела. Строка Англо-саксонской рунической поэмы «потом водой станет» , описывает отношения между Уруз и Хагалаз – между существующим замыслом, и той силой, что бесконечно трудится для его воплощения, - между Имиром и Аудумлой . Также следует отметить, что вертикальная модель тевтонской вселенной (см. рис.2 из главы 1: Девять миров Иггдрасиля) в точности повторяет форму руны Хагалаз в Младшем футарке, а форма руны напоминает изображение льдинки – частицы воды, пребывающей в кристаллической форме.

Хагалаз - воплощение самого неизменного устройства Вселенной, или совокупность форм всех Девяти миров, воплощенных в Иггдрасиле , по которому движутся все живые создания, течет энергия рун и сливаются воедино "органическое" и "неорганическое" начала. Вы можете увидеть это воочию, найдя кристалл кварца, симметричный от природы, или же обработанный до формы шестигранника. Взгляните на него – и вы увидите Хагалаз в своей «младшей» форме, заключенный внутри твердой градины, - символ, который содержит в себе все прочие руны и который по-прежнему используется в качестве эффективного знака – хекса (hex), что прекрасно видно даже в пенсильванских поселениях голландцев в Америке. [2] Кристаллы очень полезны для понимания одного из аспектов Хагалаз, - если вы медитируете на связь между упорядоченной, неизменной формой кристалла и текущей по нему энергией, которую можно направлять. Хагалаз – великий контролер и фокусер энергий, как об этом говорится в «Речах Высокого» , где его описывают как руну, которой подвластна дикая, первобытная и активная сила огня.

Использование кристаллов в рунической магии, не являясь частью оригинальных германских практик, тем не менее может стать полезным и важным дополнением к работе с руной Хагалаз. Само слово «кристалл» происходит от греческого «krystallos» , то есть «лед» , будучи достаточно похожим на название этой руны - "градина" (hailstone).

В результате использования кристалла кварца в рунических практиках можно усилить эффект Хагалаза, соединив руну и кристалл в единое целое, так что при этом ваш призыв дойдет до обитателей всех Девяти миров ( девять – число этой руны, также число полноты и совершенства). В этом случае фантазия витки найдет множество вариантов использования кристаллов в рунической практике. Большую ценность представляют камни, наделенные от природы формой шестигранника; немного им уступают отшлифованные при помощью машин. Асимметричные кристаллы в данном случае являются менее эффективными, а иногда и приводят к непредсказуемым результатам. Учтите, что для работы с Хагалаз очень важна сама форма кристалла.

Будучи символом совершенной и неизменной структуры, Хагалаз служит в качестве могучей охранной руна, применяемой для защиты от чужеродных энтропических сил, - от «змеиной болести» , как зовет их Исландская руническая поэма Это - отсылка к ядовитым змеям, которые бесконечно грызут корни Мирового Древа; силам, которые пытаются сломать воплощение самого порядка, необходимого для сохранения жизни. Хагалз очень эффективен как охранная руна, если его начертать на здании – как это, собственно, и делается в течении вот уже многих столетий.

Важнейшее значение Хагалаз в повседневной жизни заключается в том, чтобы привести нас в состояние единства с Вселенной, которая обычно выступает как могучая, и нередко наполняющая повседневную жизнь горестями, сила. Англо-саксонская руническая поэма демонстрирует процесс разрушения и возрождения, сообразно концепции семени (Хагалаз), через смену различных состояний воды (Уруз).

В первую очередь, Хагалаз является руной одновременно начала и завершения бытия. О ней можно говорить, в некотором смысле, как о пассивной форме Турисаз, - но в то же время и как о ее полной противоположности. Турисаз – результат союза огня и льда, который порождает силу, разрушающую внешние формы; Хагалаз же использует силу льда и пламени для создания той формы, которая заключает в себе силу и направляет ее в нужном направлении. Сила Турисаз активна, ее природа скорее огненная; энергия же Хагалаз практически неподвижная, это персонификация льда. Обе стороны бытия – и разрушение, и последующее возрождение, - присутствуют в образе инеистого великана Имира , который является как бы «прото-йотуном»: еще слепой силой, и одновременно с этим – отцом (равно как и матерью) всего рода турсов; таким образом, с Хагалаз Имира роднит сама его природа – природа андрогина, исходного кристалла, семени, из которого возникает Вселенная, и прорастает само Мировое Древо. Интересно отметить, что кристалл, в своей прекрасной, совершенной форме, может походить как на Хагалаз , так и на Турисаз – с последним его роднит заостренный конец, в который сходятся с разных сторон потоки силы, и который соединяет эти потоки и направляет их на достижение конкретных результатов.

Используемая вместе с другими рунами, Хагалаз направляет их энергию на все уровни бытия. Помните, что девятка в германской культуре – это число величайшей силы.

Хагалаз можно рассматривать и как скандинавский эквивалент гексаграммы , - элемента более поздней западной магии, который также отображает единую структуру Вселенной.


Хагалаз: медитация


Вы пребываете в центре небольшого кристалла шестигранной формы, в центре которого сходятся шесть осей; он холоден как лед, и столь же чист и тверд. Приходит осознание того, что вы можете свободно двигаться внутри кристалла, но при этом как-либо изменить его не можете; да и сама мысль о подобном вызывает страх – кажется, что если хоть немного нарушить целостность кристалла, то прочные стены вокруг распадутся, оставляя вас в клубящейся за его пределами тьме.

Ваш кристалл начинает медленно расти, его мерцающие стены поднимаются все дальше и дальше, и свет, прежде неярко горевший в точке соединения шести осей, разгорается все сильнее, уходя вверх.

Грань кристалла под вашими ногами упирается в землю, из которой, на сколько хватает взгляда, поднимаются колосья пшеницы. Похоже, вы оказались в Мидгарде, стоит конец лета, а на вас грубые коричневые рубаха и штаны – так одеваются крестьяне. Пшеница еще только начинает золотиться, но уже сейчас кажется, что стоит ждать хорошего и богатого урожая. Вы понимаете, что знаете это поле всю свою жизнь, и ощущаете искреннюю радость от того, что пшеница зреет так хорошо.

Прохаживаясь вдоль стеблей, и то тут, то там выдергивая из земли сорняки, вдруг вы чувствуете холод тень, и Солнце словно скрывается за внезапно набежавшей тенью. Подняв глаза к небу, вы видите надвигающиеся тучи – как исполинские горы, сотканные из серо-голубого тумана, они плывут по небу в вашу сторону. Но приближение бури не пугает вас – ведь пшенице нужна вода, и дождь сейчас будет как нельзя кстати. Уже можно разглядеть, как края тучи нависают над оконечностью поля, подобно серому занавесу, и услышать стук о землю тяжелых капель дождя. Вдруг, достигнув границ поля, образованных вашими колосьями, стук капель становится более громким и резким, а серый прежде занавес превращается в сверкающе-белый. Вы кричите от гнева и отчаяния, когда град безжалостно выбивает всходы, не оставляя после себя ни одного целого стебля; однако вскоре вам и самому приходится закрывать руками голову, спасаясь от обрушивающихся с небес сотен маленьких льдинок.

Так же внезапно, как и началась, буря стихает, ветер гонит облака прочь, и лучи солнца освещают россыпи льдинок, блестящих среди стеблей безжалостно уничтоженных посевов. Вы медленно идете по полю, подсчитывая масштабы бедствия; кажется, от урожая этого года ни уцелело ни колоска.

Шагая по полю, вы вдруг слышите слабое шипение и видите поднимающиеся от земли на высоту в несколько футов струйки пара. Кажется, что-то перемещается под кучками градинок, и по мере того, как пар поднимается вверх, градинок становится все меньше и меньше. Когда становится совсем тихо, и льдинки перестают осыпаться на землю, вы подходите к единственной уцелевшей кучке льдинок и сильным пинком разбрасываете ее. Под ней оказывается клубок из смерзшихся гадюк, их ядовитые зубы обнажены. Земля вокруг них черна и безжизненна от змеиного яда; видно, как посеченная градом пшеница вокруг змеиного гнезда стремительно чернеет и гниет. Ясно, что, несмотря на уничтоженный урожай, град уберег вас от отравленного зерна, и от потери участка земли, который бы становился все больше и больше, если змеи продолжили бы и дальше грызть корни и питать землю своим ядом.

Пнув змеиный клубок, вы убеждаетесь, что гадины действительно мертвы. Их замерзшие тела легко разлетаются от удара башмака. Голова одной из змей катится по земле рядом с вашими ногами, ее зубы царапают землю; вы успеваете заметить, что в клыках гадюки зажат какой-то кристалл. Осторожно вытащив его из змеиных челюстей, вы крутите его в пальцах, пытаясь определить, возможно ли увидеть что-то внутри камня. Он напоминает замороженное молоко; кристалл стремительно тает прямо в руке, оставив после себя лишь несколько небольших красных ягод, вмерзших в него. Гляди на ягоды, вы видите словно бы сквозь них призрачные образы игольчатых листьев, алых ягод, и силуэт покрытого грубой корой старого тиса.

Вы идете на середину поля, глядя, как лед тает, а крохотные зеленые ростки уже начинают появляться среди лужиц живительной влаги. Вы наклоняетесь и ссыпаете ягоды в прямо жирную грязь. Едва вы выпрямляетесь, то понимаете, что находитесь у подножья исполинского тиса, корни которого теряются в глубинах земли, а ветви возносятся гораздо выше, чем это способен увидеть человеческий глаз. Вы находитесь в самой его сердцевине, разглядывая крошечный шестигранный кристалл, который пребывает в дереве, словно семя в плоде, и понимаете, что именно из него вырос этот древесный исполин, и эта модель в масштабах Вселенной универсальна.

Постепенно вы возвращаетесь в свое тело, ноги твердо стоят на земле, а в вашем уме по-прежнему остается образ кристалла, - знание о том, что сила, порождающая бытие и целостность самого образа бытия навсегда открыты для вас, благодаря руне Хагалаз.
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #23: 31 Октябрь 2012, 12:20:46 »

Наутиз



Гальдра-звук : нннннн

Буква : Н


Нужда грудь сжимает,
хоть сынам человеческим
бывает и в помощь,
и даже в спасенье,
если знать о ней вовремя.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Нужда — это тяжкая доля;
голому холодно на морозе.

(Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона)

Нужда — тоска рабья,
И случай тяжёлый,
И труд утомительный.

(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)

153. Знаю восьмое,-
это бы всем
помнить полезно:
где ссора начнется
средь воинов смелых,
могу помирить их.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Очертания руны Наутиз напоминают нам о лучковом веретене – приспособлении для добычи огня, предшествовавшем кремню и железу. Ритуал получения огня таким способом обычно проводился в случае падежа скота в целом поселке, или у отдельного рода. Обязанность добыть огонь возлагалась на старейшину рода (который в языческие времена одновременно являлся и годи (godhi), то есть священнослужителем), и скотину прогоняли через дым зажженного от «живого огня» костра. Магическое значение данной процедуры состояло в привлечении дополнительной энергии, необходимой для добывании огня таким способом, и которая также шла на изгнание болезни и очищение скота.

Наутиз – это испытания и страдания, которые порождает порой не замечаемая нами сила руны Феху. Это - огонь, загоревшийся сам по себе в час, когда он особенно нужен. Это - ослабление энергетического потенциала на всех уровнях.

Эта руна воплощает трение и сопротивление, которые создают чьи-то отдельные сила и воля. Ее можно проиллюстрировать поговоркой «что нас не убивает, делает нас сильнее» или "без боли нет побед" . Вам может броситься в глаза, что перевернутая Наутиз несколько напоминает руну Гебо , одна из линий которой скошена, а другая – прямая, устремленная вверх. Как и Гебо, эта руна воплощает необходимость пожертвовать чем-то, чтобы получить искомое; однако, в отличии от Гебо, Наутиз не является руной взаимного обмена, - но лишь только руной самопожертвования, когда все энергии устремляются в одном-единственном направлении; то есть, с точки зрения сбалансированной энергии Гебо, речь идет о силе дисбаланса.

В земном теле Наутиз проявляется в феномене «истеричной силы»: внезапном выбросе адреналина, который придает самым обычным людям в критических обстоятельствах сил для свершения подвигов, для них, казалось бы, просто немыслимых, - это, кстати сказать, один из элементов необыкновенных способностей скандинавских берсерков. В магических практиках эта руна дает силы не только для того, чтобы с честью встретить выпавшие на вашу долю испытания, но и чтобы успешно преодолеть их. Это особенно эффективно, если вы заняты изменением или «переписыванием» уже записанного в Источнике Урд, - прекрасным примером этого может служить деятельность Одина по предотвращению гибели нашего мира в ходе Рагнарека, которая направлена на создание нового, прекрасного мира, который придет на смену миру уничтоженному. Слова «Вирд» или «Урд» берут свое начало от корня, обозначающего «поворот» ; лучковое веретено вращается вокруг своей оси, и это вращение в целом направлено на достижение Вирда.

Наутиз отвечает за способность управлять осознанной сексуальной фрустацией, заключающей в себе огромный заряд энергии (в отличии от Кеназ, выражающего управляемое сексуальное влечение).

По сути, Наутиз - это руна преодоления во всех смыслах. О ее возможностях бороться с вредносным Вирдом говорится в «Речи Сигрдривы», где валькирия завуалировано предупреждает героя Сигурда об опасности, которую таит заколдованный мед, который в скором времени свяжет его с Гудрун, что приведет его к предательству самой Сигрдривы, а в конечном итоге – и к трагической смерти героя. Валькирия поучает героя:

7.  Руны пива
познай, чтоб обман
тебе не был страшен!
Нанеси их на рог,
на руке начертай,
руну Науд – на ногте. [1]
(«Речи Сигрдривы», пер. А.Корсуна.)

При помощи Натутиз можно изменить предсказанное как Норнами, так и другими духами,  будущее – разумеется, если вы знаете, как ею правильно воспользоваться.
В силах Наутиз одолеть все вызывающие стресс факторы, как это описывается а «Речах Высокого».

В личной сфере, к Наутиз следует прибегать для превращения горестей в блага, или же для укрепления себя в нужде. Также, как и внезапные подъемы физических сип, Наутиз приносит и неожиданные всплески творческой активности; это прекрасная иллюстрация к поговорке «нужда - мать всех изобретений». Она также способствует росту вашей самодисциплины. Наутиз – персонификация того внутреннего напряжения, которое приводит или к признанному величию, или к преждевременной смерти, – а иногда и к ним обоим. Она может стать причиной компульсивности или одержимости.

Благой и вредоносный аспекты столь плотно сплетены в Наутиз, что вряд ли вы получите одно без другого. Обращенный на другого человека, Наутиз способен даровать ему / ей силы вынести испытания, или же, напротив, - сам вызовет трудности, преодоление которых даст человеку ценный урок, и в конечном итоге укрепляет его / ее. Однако вне зависимости от того, окончится ли вызванный Наутизом стресс для человека разрушением, или же наоборот, приобретением новых возможностей и прав, его результат зависит всецело от внутренней, нередко неизвестной самому человеку, силы его личности.

В обрядовых практиках, Наутиз выступает в качестве руны изгнания вредоносных сущностей  и очищения пространства с помощью огня, в том числе пламени костра или дыма сжигаемых благовоний. Используемый вместе с другими рунами, Наутиз, можно применять как руну некоей «контрмагии» и наносить вокруг рун, составляющих  орлог  (orlog), особенно при многократном чтении рун, которое проводится до и после собственно рунического практики.

Наутиз развивает самодостаточность витки и усиливает его волю. Для решения всех проблем магу необходимо рассчитывать лишь на собственные силы, и только его внутренний огонь способен помочь в их преодолении. Наутиз – руна испытаний и всевозможных заданий.

Камень Наутиз –  обсидиан , закаленный в пламени вулканов, и при должной обработке способный превратиться в оружие с острыми режущими краями. Ему приписывают свойства «психологического тестера», способного показать владельцу его недостатки и те испытания, которым он подвергнется в ходе их преодоления.


Наутиз: медитация


 Ночь. Голодный и одинокий, вы сидите в тонкой мертвой траве на склоне горы. Холодный ветер проносится по склону, продувая вас до костей через шерстяную рубаху и залатанный плащ, как если бы вы были наги. В свете убывающей луны ваше дыхание напоминает облачко пара, а на ломкой траве поблескивает иней. Вас окружают коровы – тощие, с потертыми шкурами, у большинства из них слезятся глаза, а тела покрыты язвами. Раскинув плащ, и воздвигнув тем самым хоть какую-то преграду для ветра, вы достаете буковое полено с небольшой выемкой, маленький лук и палочку. Вставив конец палки в углубление, вы быстро перемещаете лук взад и вперед. Руки быстро устают и начинают дрожать, но вы упорно вращаете лук все быстрей и быстрей. Эта процедура потихоньку согревает вас. Дыхание с трудом вырывается из горла, повисая в воздухе клубами тумана, но голод и страх заставляют вас продолжать вращение лука. Вы прекрасно понимаете, что если сейчас не удастся разжечь костер, то падет слишком много вашего скота, и зимой придется голодать. С вас ручьем струится пот, мышцы сводит от усталости. Закрыв глаза, вы продолжаете сверлить полено, с мрачной решимостью заставляя дрожащие руки двигаться как можно быстрее. Вы не останавливаетесь до тех пор, пока, не чувствуете внезапный прилив тепла из-под ваших рук, и, открыв глаза, не видите маленькие тлеющие угольки. Медленно и осторожно вы начинаете кормить огонь, сначала положив несколько мертвых травинок, иней на которых шипит и испаряется, а затем кладете на растопку несколько мелких палочек.  В костер отправляются все новые и новые ветки, пока для защиты от холода у вас не отпадает уже нужда в шерстяном плаще.

Северный ветер поднимает от костра столб дыма. Вы собираете коров в стадо медленно, одну за другой, прогоняете сквозь дым.  Выходя из дыма, они по-прежнему остаются тощими, их шерсть спутана, но язв уже нет, да и глаза не слезятся так, как раньше.

Внезапно над вами раздается оглушительный грохот. Груды камней катятся по склону горы прямо на вас; валуны, обхват которых больше роста взрослого мужчины, падают рядом с вами и взбивают фонтаны земли. Вы бежите так быстро, насколько хватает сил, бросая тело вперед в отчаянной попытке спастись. Благодаря этому рывку, вы вырываетесь за пределы камнепада, но один из огромных валунов несется прямо на вас. Кажется, что ваше тело в долю секунду взрывается огнем. Когда зрение проясняется, взгляд падает на лежащую за сотню футов от вас,  расколотую напополам  глыбу. Пораженный, вы подходите, чтобы взглянуть на нее поближе. Разбитые края еще дымятся; камень слишком горяч, чтобы его можно было потрогать.

Рядом с валуном лежит еще более крупная скала, отброшенная в сторону вашей мощью. Там, где она возвышалась раньше, в склоне горы чернеет отверстие. Когда вы смотрите туда, то с удивлением обнаруживаете, что мрак не совсем беспросветен; стены слабо освещены огнем.


Вы пролезаете внутрь и идете по тоннелю. Спустя какое-то время вы приходите к пещере, заполненной перекрученными древесными корнями; между них ползают змеи, кусая их и изливая на корни свой яд. Вы с осторожностью намечаете свой путь по полу пещеры. Ползающие по корням змеи игнорируют вас; оказывается, глаз у них вовсе нет. В дальней стене пещеры виден небольшой проход, который приводит вас к источнику  с бурлящей водой,  находящемуся у подножья исполинского темного дерева. Три сидящих вокруг него женщины вращают колесо, наполовину скрытое стволом дерева и опускающееся в воды источника. На женщинах темные плащи, их лица скрыты капюшонами, они хранят молчание. Вы понимаете, что стоите рядом с Норнами у Источника Урд. Они создают Вирд Девяти миров, творя ветви и корни Иггдрасиля. Это ощущается вами как бесконечное вращение колеса, которое трется о вашу кожу, наполняя душу разочарованием, а тело – болью и сухим жаром, вызываемым непрерывным трением.

Вы уже готовы закричать, когда внезапно ощущаете прикосновение к плечу. Обернувшись, вы видите позади себя высокого могучего всадника. Он облачен в зеленое, лицо его прячется в тени капюшона. Он молчит, но вы чувствуете, как от него исходит тепло, когда он наклоняется с седла и протягивает вам корень, который, словно под действием неведомой силы, загибается назад, пока полностью не скручивается

Когда вы смотрите сквозь образовавшуюся таким образом петлю, перед вами появляется картина, подобный той, что открывается, если смотреть вниз с большой высоты. Блистательные мужчины и женщины сражаются  с порождениями мрака, пламени и камня на широкой равнине. Исполинская змея бьется в корчах, оставляя позади себя след размером в добрую милю, из каменных обломков. С другой стороны возвышается волк размером с целую гору, с его клыков текут реки пены.

Вы видите Одина, который на восьминогом Слейпнире мчится к волку, и темно-синий плащ Отца Ратей летит по ветру. Фенрир Волк внезапно подается вперед: его челюсти смыкаются на фигуре Всеотца.

Позади Одина скачет давешний знакомец, - молчаливый человек в капюшоне, вручивший вам корень: Видар, наследник Одина, рожденный им в предвиденье грядущей судьбы, призванный отмстить за смерть отца. Он спрыгивает с коня и бежит к Волку. Огромная пасть Фенрира вновь раскрывается; кажется, что Видар нашел свою смерть в исполинской волчьей глотке, но внезапная вспышка света взрывает голову чудовища. Видар выходит наружу, порыв ветра срывают капюшон и золотые волосы развиваются по ветру. Вспышка его силы разорвала Фенрира на части. Из волчьей туши вырывается сильный порыв ветра, раздувая плащ и волосы Видара, как если бы он стоял посреди бури.

Видение, подаренное волшебным корнем, завершено, и когда вы поднимаете глаза, Видара уже нет рядом. Переводя взгляд со скрученного корня на фигуры Норн, тихо вращающих свое колесо, вы задаетесь вопросом – действительно ли поворот Вирда Одина закончится его страшной гибелью в Рагнареке?..

Вы готовы вернуться в свое тело, ноги твердо стоят на земле, и вы знаете, что всегда можете воспользоваться спящей до поры силой, прибегнув к руне Натутиз. 
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #24: 06 Ноябрь 2012, 13:29:35 »

Иса



Гальдра-звук : иссиисииссии (подобно слову "видеть" (“see”); выпевать следует ровно, не сбиваясь, сосредоточившись , высоким и резким голосом)

Буква : И

Лед очень холоден
и скользок сверх меры;
блестит как стекло,
как самоцветы,
мороза творенье,
приятен на вид.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Льдом мы зовем широкий мост;
слепому нужен поводырь.

(Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона)




Лёд — кора рек,
И кровля волнам,
И беда обреченных.

(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)

154.Знаю девятое,-
если ладья
борется с бурей,
вихрям улечься
и волнам утихнуть
пошлю повеленье.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Иса, «лед» , - это стихийная руна, связанная с миром Нифльхейма . Если сутью огня являются движение, расширение, страсть и энергия как таковая, то лед характеризуется прочностью, сжатием, безмолвием, спокойствием и неизменностью. Хотя Нифльхейм и порождает первичные «дрожжи» для зарождения жизни и яд, несущий смерть, они не связаны непосредственно с природой льда; ведь они предварительно должно раствориться в бурных водах потока Хвергельмир.

Основная характеристика стихийного льда – его полная неподвижность, которая в своей абсолютной форме приводит его в состояние антиматерии, поскольку отсутствие движения, необходимого для соединения атомов в единое целое, порождает полный распад. Но поскольку в Мидгарде лед действует исключительно в паре с огнем, с которым они, в разной степени, но содержатся во всех вещах, то в нашем мире лед представляет собой силу, которая лишь замедляет движение потоков энергии, а также отвечает за кристаллизацию, концентрацию и уплотнение. Если руна Феху олицетворят тепло, плодовитость, жизненную силу и конфликты, то в Исе воплощены холод, бесплодие, смерть и неизменность мира. Упоминание «широкого моста» в Норвежской рунической поэме кажется поэтической метафорой для скованной льдом реки, которая и впрямь представляет собой широкий мост. Говоря о Девяти мирах, «широкий мост» может быть иным названием моста, ведущего в Хель, или отсылать нас к образу слепого бога Хёда . Всегда помните о том, насколько тесно связаны в представлениях скандинавов Нифльхейм, царство льда, и страна мертвых, Хель. Чтобы достичь царства Хель, нужно снизить свой уровень вибрации; поскольку этот мост широк, сделать это несложно, и это, по сути, обычный путь, котором проходит после смерти душа. Возможно, это некое противопоставление очищению огнем (то есть увеличению интенсивности вибрации) про прохождении узкого моста Бифрост .

Иса, руна нашего «Я», также олицетворяет силу нашего эго, и в этом смысле также служит мостом – который обеспечивает безопасное прохождение сквозь бурные воды инициации ( Лагуз ): ведь Иса удерживает наше эго от растворения в этом потоке, помогает витки быть сосредоточенным и оберегает его от стрессов, которым он /она подвергается, поскольку создает прочную психическую «основу», когда вы путешествуете по темной бездне. Строки из Исландской рунической поэмы про «беду обреченных» указывает на всю опасность попыток пройти по этому пути, если вы к этому еще не готовы. Ледяной панцирь вашего эго на первый взгляд может казаться толстым и крепким, но часто под блестящей поверхностью он оказывается удивительно хрупким и ломким, и если магическая и психическая прочность вашего эго окажутся обманчиво высокими, то ледяной мост способен разломаться. Наилучшим будет двигаться с особой осторожностью; ведь сила Исы действительно чрезвычайно «скользкая», и кроме того, из-за любая трещины в ледяном щите концентрации сознания вы можете рухнуть в темные воды бессознательного, от которых вас и хранит ледяная корка.

Иса во всех отношениях является противоположностью Феху. Это лежит в основе ее вредоносного использования: так, Иса может вызвать бесплодие, нарушить процветание, вызвать депрессию или лишить воли к действиям. Насколько Феху представляет собой руну энергии и движения, настолько Иса выступает в качестве руны связывания. Ее можно использовать при составлении «оков войны» , эта руна способна вызвать парализующий волю страх, или даже одержимость; ее работа предотвращает или останавливает движение – как в случае роста, так и в случае распада.

Поскольку Иса – это руна контроля, следует избегать ее непосредственного контакта с руной Феху , за исключением необходимости управления силой рун Турисаз и Хагалаз . Согласно «Речам Высокого» , Иса – одна из «рун прибоя» :в ее власти успокоить и взять под контроль непокорные силы, такие, как ветры и волны, способные вызвать смятение и беспорядок.

В личной сфере Иса применяется для развития способности концентрировать внимание и для стабилизации личности. Однако, нужно проявлять известную осторожность, чтобы не стать для других чрезмерно скучным или же навязчивым. Иса способна успокоить истерику, снизить гиперактивность и преодолеть беспокойство. В своем аспекте частицы царства Хель и смертного льда, Иса часто применяется в практиках, направленных на месть и защиту.

В ритуалах Иса – это персонификация нерушимой воли и концентрации мага. Ее можно использовать, чтобы заглушить телесную или сердечную боль.

Применяемая вместе с другими рунами, Иса может применяться при «связывании» , или как «щит» между различными рунами, направленный на сохранение их взаимодействия, - хотя изготовление отдельных таувов в целом более просто и эффективно.

Камни, хорошо работающие с некоторыми аспектами Исы – это «хёркимерский алмаз» , который, как говорят, приводит в порядок мысли и циркуляцию энергии, и хризоколловый кварц – он успокаивает и исцеляет, особенно от болей в случае разного рода женских проблем.


Иса: Медитация


Ночь. Тонкий серп убывающей луны льет слабый свет на заснеженную равнину. Вы стоите на берегу большой реки, течение ее стремительно, волны украшены шапками белой пены и с легкостью влекут глыбы льда. Дует пронизывающий ветер, и вскоре ваши лицо и руки немеют от холода.

Вы чувствуете необходимость переправиться на другой берег. Такое чувство, что пересечь реку очень важно для вас, но она слишком широка, и ее ледяные воды текут очень быстро, а глубина чересчур велика, чтобы даже подумать о переправе вброд.

Вы подходите к краю берега, оставляя позади себя в иссиня -белом снегу следы башмаков. Оказавшись около воды, внезапно вы слышите резкий треск и чувствуете, как лед под ногами уходит вниз. Вы пытаетесь выскочить из западни, но лед, еще недавно казавшийся таким толстым и незыблемым, уже разломан, и вы падаете лицом вниз прямо на одну из льдин. Вцепившись в нее, вы прижимаетесь к ней как можно сильнее, чувствуя в пальцах онемение от холода и напряжения. Вокруг бушуют потоки темной воды, льдина чудовищно неустойчива, и поток стремительно несет ее вниз, на другую льдину, удар о которую грозит сбросить вас в реку.

Медленно, постоянно двигая руками и ногами, чтобы сохранить равновесие, вы представляете себе, что вы пребываете внутри вашей льдины, в самой ее середине, она устойчива и не кренится так пугающе. Теперь вы видите, что весь снежный покров на речных берегах – на самом деле лишь тонкий слой инея, скрывающий под собой черные морские глубины, и сдерживающий неистовое движение волн, - кроме тех, что несут вашу льдину. Осторожно, выверяя каждое движение, чтобы не накренить льдину или не соскользнуть с нее, вы забираетесь на верхушку льдины, поднимаетесь на ноги и принимаете позу руны Иса, сведя ноги вместе и подняв сомкнутые руки над головой, чувствуя, как сила руны образует вокруг вас щит на пути ветра.

Наконец-то открыв глаза, вы понимаете, что стоите на неподвижном ледяном островке посередине водного пространства, а на противоположный берег уходит длинный мост. Он сверкает так ярко, как если бы состоял целиком из алмазов. Поставив на него ногу, вы обнаруживаете, что мост очень скользкий. Медленно, очень осторожно вы шагаете по предательскому мосту, стараясь идти совершенно прямо, чтобы не соскользнуть с его скругленного края. Ваши глаза неотрывно смотрят на белую линию впереди, пока ноги вновь не оказываются на твердой земле.

На изрядном расстоянии от вас, далеко в заснеженном поле возвышается огромная ледяная гора. Что-то движется далеко среди снегов, постепенно приближаясь. Вскоре вы различаете темный силуэт оленя, параллельно которому стремительно движется, преследуя зверя, лыжница с луком в руках, ее длинные волосы и плащ развиваются по ветру. По пятам женщины бежит черный волк, его скорбный вой вонзается в воздух, как ледяная игла. Олень тяжело дышит, пар от его дыхания полон ледяными кристалликами. Когда лыжница приближается к нему, темные глаза зверя в отчаянии закатываются.

Вы не слышите протяжного звука спущенной тетивы, но ощущаете холодный ветер пронесшейся мимо вас стрелы. Ее темный силуэт вонзается в грудь оленя и исчезает, не оставив после себя видимой раны. Олень падает, не издав ни звука, и даже не дернувшись, а его шерсть уже схвачена коркой льда.

Женщина идет в вашу сторону, глядя прямо в глаза, и ее взгляд заставляет замереть, порождая внутри леденящий душу, абсолютный страх. Кожа лыжницы мертвенно бела, глаза черные и холодные, полные древней и дикой жестокости. Черты ее лица, обрамленного гривой спутанных черных волос, прямые и тяжелые, по при этом они притягательны какой-то резкой красотой. Вы знаете, что видите перед собой Скади, дочь великана Тьяцци, ледяную охотницу, имя которой означает «тень» или даже «вред»,

Сочтя, что вы достаточно простояли неподвижным под ее пристальным взглядом, Скади резко склоняет голову и вручает вам ледяную стрелу из собственного колчана. Она так холодна, что вызывает онемение руки, пронзая болью руку до кости.

Вы склоняетесь в почтительном поклоне, а она уже мчится на лыжах прочь, и черный волк бежит следом за ней. Через некоторое время вы поворачиваетесь и идете обратно через ледяной мост – теперь это широкий, твердый и надежный путь над бурлящей внизу водой, готовый вернуться в свое тело; ноги твердо стоят на земле и вы знаете, что вы всегда можете управлять льдами при помощи руны Иса.
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Осень
Мистик
**

Карма: +33/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 98


« Ответ #25: 10 Ноябрь 2012, 22:17:13 »

Огромная благодарность за тему  giverose nice giverose
Записан
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #26: 11 Ноябрь 2012, 15:49:10 »

Спасибо, Осень!  flower а благодарность я передам переводчику Подмигивающий
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #27: 18 Ноябрь 2012, 11:00:24 »

Йера



Гальдра-звук :ийе (как в слове «год» (“year”)

Буква:Джей, Уай (помните, что в чисто германских языках, таких как немецкий и староисландский, J всегда произносится как Y)

Урожай людям надежда,
как бог то позволит,
святой царь небесный,
так приносит земля
плоды свои славные
благородным и бедным.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Урожай приносит прибыль людям;
я говорю, что Фроди был щедр.

(Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона)

Год урожайный — благо людское,
И доброе лето,
И поле проросшее.


(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)

155. Знаю десятое,-
если замечу,
что ведьмы взлетели,
сделаю так,
что не вернуть им
душ своих старых,
обличий оставленных.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Сама форма руны Йера наглядно демонстрирует нам ход мысли германских народов в отношении годовых сезонов и их взаимодействия, особенно это касается различных аспектов сельского хозяйства. Тевтонский год делится не на привычные нам четыре времени года, а лишь на два – зиму и лето, которые непрерывно сменяют друг друга. Собранный летом урожай составлял запас пищи на зиму. В начале зимы сажали семена, вызревавшие в течении сезона под землей, для того, чтобы взойти с приближением лета. Имя руны, означающие буквально «год» , обозначает не только год как единицу времени, но и хороший год, принесший богатый урожай - ведь все посадки, уход и жатва были осуществлены точно в срок, в соответствии с погодными изменениями и растительными циклами. Взаимоотношения между руной Райдо и выполнением задач, которые ставит перед нами Йера, очень просты. Как и Райдо, Йера представляет собой руну солнечного цикла – только Йера - это руна годового цикла, а Райдо – руна цикла дневного.

Альтернативная форма руны Йера напоминает иное начертание руны Ингуз: знак, изображающий полноценный мужской член (как противоположность Ингузу в Старшем Футарке, который изображает кастрированного мужчину).Это указывает нам на важнейшую функцию бога Фрейра , который привносит в бытие что-то новое: Фрейр выступает здесь как Владыка Мира. Хотя модели циклического роста в большей степени «женские», и выступают до известной степени как антиподы «мужского» прямого динамического развития, они нуждаются в мужской оплодотворяющей силе, воплощенной Фрейром, чтобы полностью воплотиться в жизнь. Иная форма начертания руны Йера представляет собой прямую, замыкающуюся в круг, - и таким образом руна иллюстрирует еще один способ взаимодействия противоположностей.

В некотором смысле, Йера может выступать в роли своеобразного «тевтонского Инь-Яня» , показывая взаимосвязь огня (лето) и льда (зимы), не в качестве враждующих противоположностей, а как взаимодействующих дополнений. Только «сырые», первичные энергии огня и льда, оказавшись вместе, вступают в противоборство. Йера демонстрирует их позитивное взаимодействие в пределах Мидгарда, усмиряет их буйство с помощью вторичных элементов, таких, как вода, воздух и земля. От классического восточного «Инь-Янь» Йера отличается тем, что показывает это единство противоположностей не в виде круга, а в форме спирали, каждый виток которой, в свою очередь, приводит к дальнейшему росту в целом. Это проистекает из представления о том, что каждое действие или произошедшее событие накладывает свой отпечаток на последующее и формирует его; вы не можете вернуться в начало, так как пребываете в круге. Йера показывает бесконечный циклический рост и процессы благотворных изменений, которые, в их высшей форме, можно сравнить с ростом «зерна», которое заронили в человечество боги, и которое способно наделить нас мудростью и силой наших благочестивых предков.

Йера воплощает естественное развитие духовного понимания, которое не может быть поспешным или же принудительным. Это руна терпения и понимания, пребывающих в гармонии как с вашими внутренними изменениями ( "семя" ), так и с изменениями окружающего мира ("времена года" и "погода"). Йера – это не удовлетворение текущих и сиюминутных потребностей, но руна долгосрочного планирования и процесса обеспечения реализации ваших замыслов, осуществляемого изо дня в день.

В магии Йера используется для воплощения в жизнь вашей воли, – но воплощения, действующего медленно и естественно: этот процесс почти всегда более эффективен и желателен, нежели принуждение к изменениям еще неготовый к ним мир. Как и Наутиз, Йера связана с первоначальным значением слова Вирд - «вращаться» ; однако Наутиз – это сила оборота, или, наоборот, «контр-оборота» Вирда, а Йера – это сила, осуществляющая поворот вместе с потоком Вирда, осуществляющая в нем медленные и незаметные изменения, которые можно увидеть только тогда, когда они воплощаются в бытие.

В личной сфере Йера применяется для развития вашего понимания и помогает в поиске правильного времени для проведения ритуалов, особенно это касается инициаций. Йера помогает определить, когда приходит время для усложнения или большей интенсивности ваших магических практик, - сообразно тому, насколько вы действительно готовы к этому. Также эту руну можно использовать для разработки наших потенциалов, которые как семена ждут своего часа внутри каждого из нас, и требуют длительного «ухода» и ежедневного стремления получить от них «урожай». Йера применяют и для достижения успеха в задуманном нами.

Во вредоносных практиках Йера может применяться, чтобы достичь худших слоев чьего-либо Вирда и осуществить их, или для развития семян саморазрушения, которые также ждут в ожидании своего часа внутри каждого из нас. Спираль Йера можно направить вниз с той же легкостью, что и вверх.

Спиралевидная форма Йера и ее связь с круговоротом сил природы делает ее эффектной охранной руной против вредоносных сейдкюн (seidhkonur )("ведьм"); спираль рассеивает вредоносные намерения и сводит на нет такое развитие событий, которое не является частью естественного хода природы.

Йера – хорошая руна для работ, связанных с плодородием или любого рода взаимодействия с природой. Она также управляет творческим процессом – от «зерна» идеи и замысла, до составления плана действия и получения результата.

В ритуалах, Йера представляет серию ежедневных медитаций, которые, будучи осуществлены со всем тщанием, медленно, но непременно приведут вас на более высокие уровни понимания и обладания силой. Используемая вместе с другими рунами, Йера привносит их в ход бытия через нормальную работу сил природы и естественные повороты Вирда.

Йера показывает нам весь цикл взаимодействия между богиней земли и оплодотворяющим богом: их рождение, брак, жертву и возрождение. Этот цикл более подробно описывают руны Беркана и Ингуз , а также концепция связи между тремя этими рунами. Ингуз – это посаженное семя, Беркана – принявшая его земля, и Йера – это полученный в итоге богатый урожай.

Камень, связанный с Йера – это моховый агат (moss agate), который традиционно привязывали к орудиям пахаря и рогам его скотины, для обеспечения плодородия полей и богатого приплода. Моховый агат поможет вам обрести гармонию с ритмом природы и ее циклами, который и воплощает руна Йера.

Йера: Медитация

Вы стоите посреди поля. Ярко светит солнце, но уже чувствуется морозец, и на смену дню стремительно приближается ночь. Вокруг вас крестьяне - женщины и мужчины, одетые в грубые коричневые шерстяные рубахи, которые срезают золотые колосья пшеницы, собирая богатый урожай. Свистят в воздухе косы, падают вниз срезанные стебли, которые шагающие позади косарей собирают в пучки, и замыкают цепь сеятели, чья задача – бросить осенью в землю семена, что будут спать под снегом всю зиму. Вы присоединяетесь к сеятелям, принимаете от одного из них зерна и поднимаете с земли оставленную кем-то мотыгу. Земля, которой вы коснулись при этом, холодна и похожа на глину, и вы чувствуете себя так, словно только что копали могилу среди этих обезглавленных стеблей, чей шорох похож на голоса пролетающих над головой призраков. Бросая в землю каждое зернышко, вы тщательно закапываете его, следя за тем, чтобы оно оказалось не слишком близко к поверхности земли, но и не упало чересчур глубоко.

Когда солнце уже заходит, оставляя на небосводе лишь пятно кроваво-красного света, вы вместе с земляками входите в большой зал. Праздничный стол ломится от плодов уходящего лета, среди мисок, до краев наполненных лесными ягодами и зерном, громоздятся большие караваи хлеба. Две целиком зажаренные туши, кабана и свиньи, украшают середину стола. Во главе сидит высокий мужчина, светловолосый и светлобородый, одетый в желтую рубаху и небесно-голубой плащ; голову его украшает сделанная из оленьих рогов корона. Подле него сидит женщина, и отблески факелов играют в складках богатого темно-зеленого платья, а ее длинные темные волосы в свете огня кажутся порой багрово-красными.

Красавица встает и подходит к столу, разливая густое пиво. Вы припадаете к своему кубку, и сквозь шапку белой пены ощущаете насыщенный аромат зерна и солода. Смеясь, Владыка поднимает жезл, толстый, как его запястье, и произносит: «Пусть морнир примет этот дар!». Он пускает жезл по кругу, и каждый фермер, взяв его в руки, повторяет эти слова. Жезл на ощупь напоминает кожу, и не мудрено – когда вы принимаете его от соседа и повторяете за всеми «Пусть морнир примет этот дар!», то видите, что это мумифицированный фаллос жеребца, совершенно прямой и пахнущий какими-то травами. Вы передаете его соседу, продолжая начатый Владыкой круг.

Снаружи начался снегопад, и засеянное поле словно бы укрывает мягкое белое одеяло. Волосы Госпожи непроглядно черны, а лицо ее становится чуть пугающим. Вы в самом центре вечного хоровода зимы: по-прежнему замерзает земля, воцаряются снег и лед, а дни становятся короче. Когда становится совсем темно, Владыка, сопровождаемый исполинским белым кабаном, шею которого украшает гирлянда из розмарина, идет по залу и обходит праздничный стол. Все пирующие наклоняются, чтобы прикоснуться к звериной шкуре и дать какой-то обет, или же чем-то похвастаться. Кабанья шерсть под пальцами тепла и приятна на ощупь; темные глаза зверя смотрят на вас, а вы молчите, не в силах преодолеть страха перед таящейся в нем божественной силой. Владыка минует вас и идет дальше; остановившись у алтаря, сложенного из нескольких камней в конце зала, он останавливается и режет зверю горло, а кровь алым поток вырывается из раны. Когда кабан замертво падает на пол, Владыка собирает кровь в миску и окропляет ею сидящих в зале. Несколько капель крови падают и на вас, от этого внезапно становится теплее, и кажется, что годовое колесо внутри вас совершило свой поворот.

Люди поднимаются с мест и выходят во двор, где стоит большое деревянное колесо, облитое смолой и обмотанное соломой. Владыка выносит тлеющую головню; вместе со всеми вы упираетесь плечом в колесо, и как только его поджигают, с силой толкаете колесо вперед. Оно медленно катится, кренясь из стороны в сторону, но стремительно набирает скорость, и вскоре уносится вдаль, освещая по пути заснеженные поля. Пылающее колесо, оставляя за собой темный след, летит сквозь ночь, и скатившись вниз по склону, погружается в ледяную реку, оставив после себя лишь громкое шипение воды и белое облако поднимающегося над рекой пара.

Вокруг царствует зима, но вы чувствуете, что дни постепенно становятся длиннее, и лед начинает таять прямо на глазах, оставляя после себя сухую голую землю. Солнце светит все ярче, и вы можете рассмотреть первые зеленые ростки, пробивающиеся из-под земли. Солнечный свет играет на золотых волосах и венце из оленьих рогов Владыки и рыжих косы Госпожи, - они идут по полям вместе с вами и крестьянами. Начало лета – бесконечный круг сменяющихся полевых работ, и один день похож на другой – нужно беспрестанно сгибаться и разгибаться, копаясь в земле, пока колосья пшеницы, высокие и крепкие, наконец-то не взойдет. В течении лета будет выполнена большая часть сельскохозяйственных работ, однако есть еще свиньи, овцы и которых, которых нужно пасти в ожидании урожая.

Солнце достигает зенита в «день-без-ночи», и вы зажигаете священные огни Дня середины лета, танцуете вокруг них, пьете пиво и веселитесь. После Мидсаммера солнце начинает слабеть, ночи становятся длинными, ветры – пронизывающими и холодными, а поля из зеленых превращаются в золотые.

Когда наступает время нового урожая, Властелин и Госпожа приходят в ваши поля. Каждый из них срывает и протягивает вам спелый колос; прикосновение к колоскам вызывает чувство глубокого удовлетворения. Вы кланяетесь, одновременно благодаря и прощаясь. Вы готовы вернуться в свое тело, ноги твердо стоят на земле, а внутри остаются та мудрость и сила, которые дарует руна Йера.
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #28: 26 Ноябрь 2012, 12:04:21 »

Эйваз



Гальдра-звук: эй (произносится как «ай» в слове «ездить» (ride), долгое, стабильное и мощное, сразу же превращается в устойчивый и поднимающийся звук.

Буква: Этот знак может обозначать «Эй», но в целом он больше похож на магический символ, чем на букву, и его фонетическое значение не определено

Тис снаружи
грубое дерево,
тверд и крепок в земле,
хранитель огня,
корнями крепится,
радость поместья.

(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Тис — самое зеленое дерево зимой;
часто слышится пение, когда он горит.

(Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона)

Тис — изогнутый лук,
И колкость железа,
И былинка Фарбаути.


(Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий)

Тис держит все.

(Нормандская азбука, пер. А.Блейз)

Руну Эйваз, «тис» , связывают с силой одного из самых таинственных и волшебных деревьев, известных германским народам. Древесина вечнозеленого (что само по себе вносило большой вклад в германское мировоззрение), и хорошо известного германцам тиса служила лучшим материалов для изготовления магических жезлов, да и талисманы, если они должны были вырезаться из дерева, чаще всего делались именно из тиса. Как и соединяющий воедино все мироздание Иггдрасиль, тис поистине являет собой «древо магии», ведь нет ни одной руны, природы которой он не содержал бы в себе. Исходя из этого, самопожертвование Одина на Мировом древе становится чуть понятнее: только обратившись к силе тиса, Всеотец смог узнать руны, что служат ключами к сути самого бытия во всей его полноте. Как поворотная точка рунического круга, Эйваз хранит в себе все руны Футарка. «Грубое дерево» снаружи и, пожалуй, наиболее трудная для полного понимания руна, Эйваз – это "хранитель огня": потаенной, но содержащей всю силу рунической премудрости. Если Йера воплощает взаимодействие противоположностей и постепенный рост понимания, то Эйваз олицетворяет слияние противоположностей и подобную молнии вспышку, обозначающую успешное завершение инициации. Тис до сих пор, согласно народным верованиям, считается деревом смерти, и посаженные на кладбищах тисы служат лучшим тому подтверждением. По народному поверью, тис способен «притягивать» души мертвых. В этих представлениях таится, пусть и в достаточно огрубленной форме, основная тайна руны Эйваз, и, как это можно с уверенностью предположить, - последний невысказанный секрет Одина.

На простейшем уровне, тис понимается как дерево смерти потому, что он очень ядовит. Тис в буквальном смысле смертельно опасен для человека – в первую очередь это касается, конечно, употребления в пищу его коры, листвы и ягод, но и просто прилечь под этим деревом может быть рискованно из-за выделяемых им токсинов. Однако яд тиса,- и это было прекрасно известно колдунам и алхимикам, - был источником большой силы. Так алхимики, путем очищения, получали из яда лекарственное средство; колдуны использовали яд, должным образом приготовленный, как средство для инициаций и получения бессмертия, причем эффективность снадобья в равной степени зависела как от изготовителя, так и от самой процедуры приготовления. Тис демонстрирует свою власть над жизнью так же, как и над смертью. Это вечнозеленое дерево живет, когда другие деревья на первый взгляд умирают, и кажется, что сила его яда не позволяет роду людскому быть бессмертным. В этом и заключено слияние жизни и смерти, основа могущества руны Эйваз. Самопожертвование Одина на этом дереве – это инициация через смерть, пройдя которую он получает власть как над жизнью, так и над смертью, и возвращается из царства мертвых как могущественнейшей из богов.

Форма написания руны Эйваза в Старшем Футарке совершенно не похожа на Эйваз из Младшего Футарка, и складывается впечатление, что она вообще не использовалась в письменности как-либо еще, помимо магического символа, в отличии от других рун, использовавшихся как в магическом, так и в фонетическом качестве. После размышлений о природе этой руны, мы вправе опровергнуть утверждение Гвидо фон Листа , что последний секрет «Речей Высокого» заключен в любой свастике ( fyrfos ), или же заменяющей ее руне Гебо [1] В Младшем Футарке шестнадцать рун; списки «Речей Высокого» содержат восемнадцать заклинаний, таким образом можно предположить, что либо две из рун Старшего Футарка сохранились как магические знаки (но не как буквы), или же два пункта были добавлены в списки позднее. В последних строках Один говорит:

163. Восемнадцатое
ни девам, ни женам
сказать не смогу я, –
один сбережет
сокровеннее тайну, –
тут песня пресеклась –
откроюсь, быть может,
только жене
иль сестре расскажу.

(Речи Высокого, пер. А. Корсуна)

Сначала Один отказывается сообщить заклинание любой женщине, он не откроет его «ни девам, ни женам»; затем говорит, что возможно, откроет этот таинственный женский принцип «только жене иль сестре» . Здесь угадывается определенный намек на инцест с сестрой, хотя сестры у Одина нет. Ответ на этот вопрос таков: бог говорит о синтезе, связанным с руной Эйваз: любовницы/сестры, как собственной женской природы Одина, которая не воплощена как самостоятельное женщина, и соответственно, не может быть в мире «ни девой, ни женой» , и одновременно с этим все же является женой, а так же сестрой Всеотца. С этим синтезом, пожалуй, связаны и неизвестные никому на свете слова, которые Один прошептал на ухо мертвому Бальдру, слово «что потаенно ты сыну сказал!». Это сила бессмертия, но не в качестве постоянного бегства от смерти, а как признания и слияние ее с жизнью, что и показывает нам тис в разных своих аспектах. Эйваз – это руна воли, которая переживает смерть и возрождается снова и снова, жизни, таящейся в смерти, подобно огню, скрывающемуся под грубой и холодной тисовой корой. Это руна, при помощи которой Лиф (Жизнь) и Лифтрасир (упрямая воля к жизни), спрятавшись в корнях Иггдрасиля, переживут Рагнарек, после которого они смогут выйти из укрытия и снова заселить родом людским новые земли. Это символ, обозначающий возрождение силы и памяти, которые переживут гибель физического тела. При помощи этой руны Бальдр, на время заточенный в царство Хель, способен оживить себя и Хёда и возродится после Рагнарека.

Эйваз изображает ствол Иггдрасиля, соединяющий Хель и Асгард, дракона Нидхегга в древесных корнях и орла, восседающего на вершине. Истинный витки изображает свою силу как нечто единое, простирающееся от корней до самой кроны Мирового древа; он/она объединяет, подобно самому Одину, силы света и тьмы в единое целое.

Эту руну так же связывают с Уллем, богом зимнего неба, живущем в Идалире ( «долине тисов» ). Оружие этого бога, призванного защищать воина в поединках, тисовый лук.

Эйваз часто наносят на разного рода жезлов и посохов – возможно из-за его связи с Мировым древом как местом рунических инициаций, или же из-за представлений, что заклинания, нанесенные на палочку, будут действовать с такой же силой, как выпущенная из тисового лука стрела.

Эйваз можно применять для отправки «сообщений» по стволу Мирового древа, направляемых как вверх, так и вниз. Само название Иггдрасиль означает «конь Игга» (т.е. Одина); виселицу называли “лошадью повешенных” . С помощью этой руны вы можете говорить с мертвыми и учиться у них мудрости, как это делает сам Один, или обратиться к ним, если это настолько необходимо, и если другие методы помочь вам не в состоянии. В эддических стихах рассказывается, как Один отправился к кургану пророчицы в восточной части царства Хель, чтобы поговорить с ней, и покойница жалуется ему на «нелегкий путь» , который Владыка Асов вынудил ее преодолеть. И этот путь, и сам вызов лежат в сфере Эйваз. Это также руна защиты, которой вы обозначаете границы горда, огороженного пространства, «подвижный щит», в отличии от неперемещаемого защитного круга (Одаль). Призвание мертвых в Мидгард – верный способ вызвать их гнев, как это описано в «Саге о Хаддинге» (Hadding’s Saga), где гневные духи разрывают на клочки призвавшую их ведьму, несмотря на всю ее защиту. Применение Эйваз во вредоносной магии как руны смерти, дарующей власть над мертвыми, выглядит достаточно очевидным.

Эйваз укрепляет волю витки. Эта сила, которая хранит память и намерения даже после смерти, она же возрождает их; эту силу можно использовать для получения мудрости и силы от предков. Вы можете учиться и у других мертвых, не являющихся вашими родственниками, и у тех, чье могущество и знания были переданы вам и ждут своего часа в недрах вашей собственной души.

Эйваз – это контроль над продолжением жизни, связанный как с половым актом, так и с личной смертью, включающий в себя как экстатическую потерю сознания, так и физический отказ от жизненной силы. В ритуальных практиках Эйваз, будучи руной «инициации через смерть», проявляется в нашем теле как «спинальный огонь», кундалини, отвечающая за контроль над физическим оргазмом. Эта руна также графически изображает стойкость витки и силу его намерений, пронзающую все миры, от самого нижнего до самого высокого, и воплощение всего спектра его/ее магической силы в волшебной палочке. Эйваз также можно понимать как щит, особенно в случае магического поединка, когда на помощь и для защиты витки призывается Улль. Вы также должны помнить о том, что одно из величайших свойств Эйваз – это защита души от всех трудностей. Эта руна управляет на всех уровнях глубокими, сильными и внезапными трансформациями. Эйваз можно применять для хранения и передачи силы.

Камень, хорошо работающий с руной Эйваз, - это дымчатый кварц, который, как и обычный кварц показывает «хагалаз-структуру» Мирового древа, но дополняет ее скрытым природным огнем, который затемняет кристалл и наделяет его способностью к трансформации. Дымчатый кварц также используется для развития и контроля над спинальным огнем.


Эйваз: медитация


Вы бредете по зимнему лесу.

Вокруг скрюченные силуэты голых деревьев, покрытых черной и темно-серой корой. Под вашими ногами хрустит мертвая трава. Вскоре лес заканчивается, и вы выходите в утопающее в сугробах поле, где к северу от вас молча высятся каменные курганы. Забеспокоившись, вы прибавляете шаг; всем известно, что такие курганы – не лучшее место для живого человека, особенно вечером, когда высокое серое небо стремительно начинает темнеть.

Впереди себя вы видите высокое одинокое дерево, и вскоре можете разглядеть красные ягоды среди темно-зеленой хвои. Подойдя ближе, вы замечаете лук и одинокую стрелу, что стоят прислоненные к небольшому каменному колодцу у подножья дерева.

Небо темнеет, курганы погружаются в странных тенях, застивших поле. Позади раздается какой-то тихий шорох. Вы быстро оглядываетесь, но подле вас никого нет. Вы бегом устремляетесь к тису и хватаете лук и стрелу.

Оглядываясь вокруг, вы тщетно напрягаете глаза, пытаясь разглядеть нечто, идущее сквозь тьму за вами. Еще мгновение ничего не происходит, а затем среди камней словно бы открывается решетка, и луч бледного, призрачного света вырывается из недр кургана. Свет осеняет какую-то фигуру – это высохший коричневый труп большого человека: его черные ногти больше напоминают толстые когти. Бледные клочья погребальных одежд свисают лохмотьями с жилистых рук, а костлявые пальцы до сих пор украшают золотые кольца. Медленно и неуклюже, но довольно устойчивой походкой драуг движется к вам, а его похожие на две луны глаза наполняют вас страхом. Вы хотите убежать от надвигающейся угрозы, но дерево за спиной мешает побегу, удерживая вас на месте. Преодолев еще одно толику пути к вам, драуг протягивает к вам руки, как будто хочет обнять. Вы вскидываете лук, кладете стрелу на тетиву и отправляете ее в смертельный полет. Она пробивает высохшую кожу драуга и входит между его ребер. Свет, окутывающие тело мертвеца, гаснет, и вы слышите, как стучат друг о друга его кости, падая в ледяную траву.

Пораженный мощью лука, вы снова оттягиваете тетиву назад, насколько это возможно. Вдруг вы слышите слабое потрескивание. Прежде, чем вы успеваете отбросить его, лук ломается, сухожилия захлестывают шею и душат, а зубчатый конец лука, словно нож, пробивает тело и вонзается в кишки, наполняя их жгучей болью, разливающейся по телу как огненный яд. Ваши ноги болтаются в воздухе, вы намертво пригвоздили себя тисовым копьем к дереву, а вокруг шумит могучий ветер.

Боль медленно сменяется нечувствительностью. Ваш взгляд темнеет и проясняется, когда вы смотрите вниз, в царство Хель, раскинувшееся далеко-далеко внизу, у самых корней дерева, на котором вы висите. Вся земля внизу черная и серая. Мертвецы медленно движутся по ней, сверху напоминая жуков; на ком-то из них, сравнительно свежем, можно различить следы болезни или кровоточащие раны, кто-то совсем зеленый или черный с гнилью, а от некоторых и вовсе остались только голые кости. Змеи грызут корни дерева, словно личинки – мясо. Гораздо ниже вы видите свое отражение: мертвый висельник с почерневшим лицом, язык торчит наружу, а кружащие вокруг вороны выклевывают куски мяса. Наверху, в самой кроне дерева вы видите сияющего орла, благородную птицу, восседающую над крышей золотого чертога, который светится, словно драгоценный камень. Вы висите на полпути между царством Хель и небесным чертогом, а ветер сечет ваше тело.

Далеко внизу, у самых корней дерева, вы различаете искру, поднимающуюся вверх по стволу из самого логова змей. Искра разрастается, подобно большому пожару, и бьет вверх, пронзив ваше тело, как молния. Вы беззвучно кричите, когда слепящая вспышка проходит через вас. В сиянии белого света вы видите все руны, горящие красным, наполненные силой; словно раскаленное клеймо, они прожигают все ваше существо. По всему древесному стволу прокатывается огненный поток, вознесшийся от змей к орлу, и низринувшийся обратно.

Благодаря текущей внутри вас силе, вы с легкостью избавляетесь от петли на шее, вдыхая огонь, чтобы исцелиться от разрушительных для тела последствий вашей смерти. Поддерживая себя с помощью тисовой палки, чтобы переждать пронзающую тело боль, вы стоите в форме руны Эйваз - руки направлены вниз, а ноги согнуты; вы овладеваете бушующем внутри огнем, медленно загоняя его в глубь тела, подобно тому, как огонь проходит сквозь дерево и исчезает во тьме под грубой корой. Если вы перестали чувствовать пламя, а на смену ему пришло тепло, то вам пора вернуться в свое тело, зная, что всегда сможете контролировать скрытые силы с помощью руны Эйваз.


Эйваз часто наносят на разного рода жезлов и посохов – возможно из-за его связи с Мировым древом как местом рунических инициаций, или же из-за представлений, что заклинания, нанесенные на палочку, будут действовать с такой же силой, как выпущенная из тисового лука стрела.

Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Guenhwyvar
Модератор
Шаман
*****

Карма: +879/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1651



« Ответ #29: 27 Ноябрь 2012, 15:57:23 »

Пертро



Гальдра-звук: пэ-пэли-пэ (насыщенный, «округлый» звук, который не нужно ни тянуть, ни резко обрубать)

Буква: П

Коробка для жребиев -
игра и смех
средь мужей смелых,
где сидят воины,
в пива чертогах,
счастливы вместе.


(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая)

Форма руны Пертро напоминает коробку для жребиев, что свидетельствует о любви древних германцев к азартным играм, и о том, что они вкладывали в игру гораздо больше смысла, чем это может показаться на первый взгляд. Тацит писал, что даже будучи трезвыми, германские воины нередко проводили за игрой по нескольку часов, пока не теряли все свое имущество и вынуждены были поставить на кон свою свободу, и проиграв, весело шли в рабство даже к слабому человеку, поскольку считали свой проигрыш волей «судьбы».  В этом, казалось бы, чрезмерном и бессмысленном увлечении игрой кроется важнейший аспект тевтонского миропонимания: глубокая осведомленность о поворотах Вирда. В то время, как витки способен порой сам писать свой вирд, или менять уже существующий, обычный человек встречает судьбу, уповая лишь на собственное мужество. Перед нами предстает типичный северный герой, который смеется, когда идет на смерть, а также огромное значение «удачи» вождя или правителя для его воинов, ибо они охотно пошли бы за человеком, чей Вирд был записан для успехов и побед.

Пертро – это руна гадания как такового. Описанная Тацитом игра в кости древних германцев показывают гадание в самой древней и неразвитой еще форме – ведь игральные кости и гадательные руны бросаются одинаково, и основа гадания и игры одинакова: нити «того-что-есть» и «того-что-будет» сплетаются в единый узор настолько тесно, что сама мысль о «случайности» или о «совпадении» невозможна. Таким образом, кости показывают орлог на уровне персональной судьбы, а руны показывают ее очертания всеми возможными способами. И кости, и руны выбрасывают из чаши, которая представляет собой земное воплощение Колодца Урд, из которого вытекают все начертанные Норнами руны. Процесс выбора руны, таким образом, подчиняется магическому закону подобий. Подобно тому, как руны выходят из Колодца, их вырезанные «подобия» вытягиваются из чаши с нанесенной на нее руной Пертро – руной самого Колодца. Само гадание является попыткой узнать принцип действия «того-что-есть» и «того-что-должно-произойти» , или желанием познакомиться с содержимым Колодца, во всей его полноте. Однако Колодец Урд - это лишь один аспект Источника бытия, активный и предоставляющий некий выбор, - но в его основании находится колодец Мимира – средоточие всего «того-что-есть». Само имя «Мимир» кажется созвучным имени другого великана – Имира, «прото-ётуна»; разница лишь в том, что Манназ, руна мысли и памяти, и Иса, руна нашего «эго», заменяют Йера, которая служит воплощением естественных и бессознательных процессов. Таким образом, Мимира можно рассматривать как воплощение космического самоосознания. Историю о том, как Один заплатил глазом за глоток из колодца Мимира, можно легко понять, если учесть саму природу этого колодца. После интернализации осознания всего «того-что-есть», взгляд Одина изменился, и смог различить одновременно и развивающееся «настоящее», как его видит большинство обычных людей, и все скрытые от наших глаз слои, лежащие под ним и формирующие «настоящее». В этом третье основание могущества Одина: наравне с получением рун в ходе добровольного жертвоприношения на Иггдрасиле ( Эйваз ) и силой для их использования, которую дарует магия гальдра, поэтическое вдохновение Одрёрира ( Ансуз ), Один постиг принцип действия Вирда и научился по своей воле изменять его и получил знание о «том-что-будет» , испив из колодца Мимира ( Пертро ). Пертро также нередко связывают с могильным курганом, который, как указывает Баушац, роднит с Колодцем Урд скрытое в нем могущество («сокровища»), - наследие минувших дней.

Термин «ур-слой», или «прото-слой» Вирда используется для описания всех индивидуальных вирдов, записанных в Колодце Урд. В последствии, для обозначения заклинаний, особенно проклятий, подразумевающих связь между магической работой и Колодцем Урд, стали применять слово «алог» (alog)

Руну Пертро применяют в гаданиях разного рода; к ней прибегают, чтобы лучше понять работу Вирда, творящуюся во всех мирах, в том числе для того, чтобы постичь синхронность этих процессов и получить целостную картину вселенской эволюции.

Во вредоносных практиках Петро применяют для усиления горестных моментов чужого Вирда, или чтобы узнать о злотворных действиях, направленном на вас.

Пертро – та руна, с помощью которой можно обрести постичь Футарк и научиться использовать руны без сознательного саморазрушения. Она научить вас «думать рунически» - то есть видеть, как действует сила рун в повседневной жизни, и понимать как их использовать в условиях, значительно изменившихся с тех пор, как о рунах впервые узнали и описали их.

В ритуалах Пертро связывается с чашей , куда помещаются гадальные руны, и развитием самоконтроля, столь необходимого для вытягивания рун – впрочем, его важностью не следует пренебрегать в любого рода рунической магии.

Применяемая вместе с другими рунами, Пертро аккумулирует их силу и претворяет ее в жизнь. Это пассивное дополнение к активной силе Уруза, если рассматривать Пертро в контексте Колодца Урд. С помощью этой руны также можно приобщиться к мудрости Колодца Мимира, и получить такие знания о рунах, которые люди давно позабыли, - а быть может, никогда ими и не обладали. Пертро – руна медитации.

Камень, хорошо сочетающийся с руной Пертро – это оникс; его структура, состоящая из наслаивающихся друг на друга слоев, прекрасно иллюстрирует феномен слоев вирда. ОБ ониксе часто думают, как о камне, приносящем несчастья; в действительности, он лишь воплощает орлог, последствие которого часто приносят горе, и который необходимо изменять или смягчать, обращаясь к силе сопротивления, воплощенной в руну Наутиз. Медитируя на слоистую структуру этого камня, вы лучше поймете, как работает Вирд, и постигните структуру уже существующей реальности.


Пертро: медитация


Вы находитесь в зале, вокруг на грубых деревянных скамьях восседают длинноволосые и бородатые воины. В центре зала яма, где пылает огонь, дым от которого поднимается к потолку и выходит через отверстие в соломенной крыше – через него же в зал проникает неяркий свет зимнего солнца. Плащ защищает от холода вашу спину, спереди вас согревает огонь, и порой вы припадаете к наполненному элем рогу. Другие воины одеты так же, на них тяжелые плащи, под которыми легкие рубахи и штаны. По кругу идет стаканчик с игральными костями, и каждый пирующий встряхивает его, до тех пор, пока не сделает бросок, и если бросок хорош – передает кости дальше, а если плох – неудачник должен снять один из своих тяжелых золотых браслетов и передать его вместе со стаканчиком. Вы знаете, что игра может продолжаться до тех пор, пока игрок не потеряет все, чем владеет, включая свою свободу, - ведь таков его вирд.

Когда стаканчик наконец-то попадает к вам, вы долго его трясете, слыша, как внутри стучат о дерево игральные кости. Вы чувствуете, что наступило время для броска. Бросая кости, вы знаете, что это ваш вирд, и каким бы он ни был, он уже написан.На двух костях выпало по шестерке; вместе третьей вы видите грубо вытесанную деревянную плашку, на которой начертана руна Пертро. По мере того, как вы на нее смотрите, руна становится все больше и больше, пока ее темная и таинственная мощь не захватывает вас целиком.

Медленно руна исчезает, и оглянувшись, вы видите, что стоите у вечнозеленого Иггдрасиля, глядя вниз, в Источник Урд. Три женщины подле Источника полностью игнорируют вас, их скрытые капюшонами лица смотрят в другую сторону. Они опускают руки в воду и обмазывают дерево слоем грязной белой глины, смачивая целебной водой поврежденную кору. Вам кажется, что от этих действий Иггдрасиль слегка растет – его ветви и листья поднимаются чуть выше в небо, и гигантские корни под вашими ногами постепенно утолщаются.

Воздух мерцает, и внезапно вы сознаете, что весь мир вокруг – лишь переплетение нитей огромного гобелена, который ткут эти женщины; этот узор дрожит всякий раз, когда ткачихи касаются той или иной нити, которую они умело вплетают в уже существующую ткань. Гобелен мерцает и растворяется в воздухе; женщины снова обрызгивают дерево водой из Источника, и теперь вы видите, что везде, куда падают капли, на коре вспыхивают руны, сплетающиеся в сложный и бесконечный узор, от которого исходит сила. Вы знаете, что могли бы выбрать любой узор из запечатленных в коре, и следовать по этому пути, но вы слишком нетерпеливы, чтобы увидеть ту силу, что творит сам узор.Вы стоите и наблюдаете за Норнами, желая поговорить с ними, но вы знаете, что они должны заговорить первыми. Повернувшись спиной к вам, они брызгают водой на корни и ствол Иггдрасиля. Когда вы огибаете дерево, в надежде, что Норны наконец-то это заметят, пригоршня воды, которой они брызгают на дерево, попадает вам на голову. Все вокруг резко начинает темнеть, и вскоре в наступившей тьме вы можете отчетливо различить лишь очертания Мирового древа. Кажется, над Источником горит слабый белый свет, и вы возвращаетесь, чтобы увидеть, что же это такое. 4

Сияние исходит от белого, словно кость, факела. Рядом с Источником стоит темная фигура – это сутулый и длиннобородый седой старик. Только подойдя поближе, вы понимаете, что его тело слишком полное и могучее для человеческого, а голова с низким лбом чересчур широка. Невзирая на это, вы ощущаете огромную мудрость, таящуюся в этом существе. Это Мимир, мудрейший из рода этинов и хранитель Колодца Мимра, подле которого вы сейчас стоите.

"Добро пожаловать", - говорит он. Его голос глухой и грубый, но его сложно назвать неприятным. "Что ты ищешь?"

"Напиток из твоего колодца", - отвечаете вы.

Он вздыхает. "Знаешь ли ты цену? После того, как ты посмотришь сквозь его воду, один глаз придется навсегда оставить здесь; единожды отпив из этого колодца, ты должен будешь пить из него всегда"

"Тем не менее, я хочу этого,"

"Да будет так,"- отвечает Мимир, и передает вам деревянный стаканчик, из которого вы еще недавно бросали кости. Вы погружаете его в темные воды Колодца Мимира.

Как Вы начинаете пить, вода в колодце становится прозрачной. Вы видите Одина в темно-синем плаще – он пьет, как и вы сейчас, - который уходит от Колодца одноглазым. Один нашептывает в что-то ухо седому скальду, - и тот поет рассказанные ему Всеотцом стихи снова и снова, и учит этой мудрости юнцов, которые передают этот дар из поколения в поколения; затем кто-то впервые записывает эти слова, и они передаются дальше – из уст в уста и от книги к книге, пока не приводят вас к этому колодцу. Герулы движутся из Дании, неся руны в Северную Европу, и возвращаются обратно, и вы видите их ,окровавленных, презирающих доспехи, полных яростью берсерков – и рунической премудрости; и руны сопровождают их на этом пути – знаки, вырезанные на дереве и высеченные в камни, нанесенные на лезвия мечей и украшающие серебряные брактеаты. Дела мужей и воля Вирда сплетаются воедино – и совершается поворот. Скандинавы достигают Дублина; погибает под своим стягом с вороном Сигурд, и мы переносимся на восток, к Стэмфорду, где на кровавом поле встретились воины Гарольда Норвежского и Гарольда Английского; мы видим пересекающих Ла-Манш норманнов – осевших во Франции скандинавов, которые жгут владения Гарольда, - и новые значимые события порождают очередные слои Вирда. Белый Дракон саксов сплетается с магией рун – даром Одина; мудрость и песни, что живут в вашей речи и в самом сознании – все это держит вас здесь, на самом пороге Колодца Мимира.

Постепенно вы возвращаетесь в свое тело, ноги твердо стоят на земле, и оглядываясь вокруг, вы чувствуете отзвук и силу произошедшего с вами, ощущаете «то-что-есть», непрерывно вращающееся, двигающееся от первого дыхания новорожденного все дальше и дальше, к последующим слоям. Вы знаете, что всегда можете освежить в памяти это знание при помощи руны Пертро; теперь вы и вправду будете смотреть через воды колодца памяти одним глазом, и видеть, как рождаются новые миры.
Записан

Осторожно! Всё, что путаете в показаниях, будет использовано против вас!
Страниц: 1 [2] 3   Вверх
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

8: Undefined index: social_icons
Файл: /home/u29896/magumru/forum/Themes/default/Display.template.php (main sub template - eval?)
Строка: 824